News
You are here: Home » Проекты » Проект «Безопасность Израиля» » Стратегия Безопасности » Внешняя политика и государственная безопасность – что следует изменить?

Внешняя политика и государственная безопасность – что следует изменить?

Новому министру иностранных дел Государства Израиль придется работать над изменением израильской внешней политики и укреплением системы международных отношений. Эти темы имеют непосредственное отношение к вопросам безопасности, так как дипломатия приводит к политическим решениям там, где военные решение теряют свою силу.

Вот несколько шагов, которые придется предпринять уже в первые месяцы существования правительства нашему новому министру МИД, если он стремится к израильскому успеху на дипломатической арене и к укреплению государственной безопасности нашей страны:

Первый шаг — это взять курс на возобновление переговоров с Палестинской администрацией, на основе предыдущих международных соглашений и решений, а также в соответствии с общепринятыми параметрами решения о двух государствах (за основу могут быть приняты как план Трампа, так и Арабская инициатива). В качестве доказательства серьезности намерений Израиля, необходимо объявить уже вначале о желательных датах и результатах таких переговоров. Этот шаг может быть осуществлен через публичное заявление, встречу с президентом ПА Махмудом Аббасом и создание двустороннего канала связи (с секретной составляющей на первом этапе), который будет сопровождаться и поддерживаться обновленным многосторонним механизмом (с участием стран Ближнего Востока и Европы, а не только США, и др.) В ходе продвижения такой инициативы важно, чтобы следующее израильское правительство признало необходимость возобновления политических связей между Сектором Газа и Западным берегом, для преодоления значительного барьера, который существующий раскол создает на пути к соглашению о двух государствах. Ситуация в секторе Газы остется неприемлемой. Хотим мы этого или нет, Хамас должен стать частью соглашения.

Второй шаг, который последует за первым, — это начало сотрудничества с палестинцами для реализации огромного регионального потенциала, который остается нереализованным все эти годы. В последние годы у Израиля появились исторические возможности для значительного улучшения своего регионального положения на Ближнем Востоке, в Средиземноморском бассейне и Европе, которые в большой  степени остаются нереализованными из-за стагнации мирного процесса. Прогресс в отношениях с палестинцами позволит следующему правительству придать новое, более разнообразное содержание формирующимся связям с арабскими странами; актуализирует предложение ЕС о создании специального преференциального партнерства с Израилем, которое предыдущее правительство проигнорировало; позволит использовать экономическое сотрудничество в Восточном Средиземноморье в качестве рычага воздействия, а также вынесет отношения с ЕС на другой уровень, что также означает сотрудничество в сфере безопасности.

Третий шаг — укрепление демократической составляющей международных отношений Израиля. В последние годы правительство Нетаньяху постепенно подрывало основы израильской демократии, что не могло не сказаться не только на состоянии израильского общества, но и повлиять на внешнюю политику страны и международные отношения. Следующий министр иностранных дел должен будет отдать предпочтение установлению связей и союзов с демократическими странами, даже если они критикуют политику Израиля. Необходимо признать легитимность критики и вести диалог с тем, кто ее высказывает, а не проводить кампанию по де-легитимации каждого высказавшегося. Новый министр иностранных дел должен остановить процесс сближения с крайне правыми в Европе, многие из которых заражены антисемитизмом. Вместо того, чтобы подрывать доверие к ЕС и активно сотрудничать с европейскими странами, которые хотят ослабить его, Израиль должен рассматривать Евросоюз как главных партнеров, и в практической сфере, и в смысле общей системы ценностей. Вместо того чтобы приглашать премьер-министра Венгрии Виктора Орбана в Иерусалим, следовало бы, после выборов в Европарламент, пригласить в страну тех, кто заменит Федерику Могерини во главе европейской внешней политики.

Эффективная внешняя политика требует сильного и функционирующего Министерства иностранных дел, а также признания дипломатии как ключевого инструмента укрепления национальной безопасности. Для этого новый министр иностранных дел должен будет сформулировать национальную концепцию внешней политики, чтобы вернуть Министерству иностранных дел статус центрального игрока израильской политической системы. Следует понять, каков статус МИД по отношению к системе безопасности, когда принимаются важные решения по вопросам израильской внешней политики. Необходимо восстановить полномочия Министерства иностранных дел, которые были распределены между другими правительственными ведомствами, а также тесно сотрудничать с Кнессетом с целью увеличения его вовлеченности в вопросы дипломатии и внешней политики (прежде всего в комитете иностранных дел и обороны). Нужно внести изменения в корпоративную культуру штаб-квартиру Министерства иностранных дел, чтобы повысить осведомленность общественности о важности внешней политики и от деятельности МИД как таковой. Следует также провести закон о закреплении статуса министерства иностранных дел в законодательстве.

Новые перспективы внешней политики – альянс Восточного Средиземноморья. Мы уже не изгои на Ближнем Востоке.

За минувшие десятилетия граждане Израиля привыкли воспринимать свое окружение как враждебное. Изменения в отношениях между Израилем и арабскими странами, которое включает в себя более широкое признание Израиля и более открытое сотрудничество с ним, привело к определенным изменениям и в этой концепции. Когда Восточное Средиземноморье было выделено в отдельный субрегион, где Израиль не только легитимен, но и может играть важную и центральную роль — это новшество было встречено израильским истеблишментом с распростертыми объятиями. Об этом убедительно свидетельствуют состоявшиеся  в период эпидемии коронавируса встречи на высшем уровне между Израилем, Грецией и Кипром, которые касались  создания этим летом “безопасной зоны” для туризма.

Растущий политический акцент Израиля на Востоке Средиземноморского бассейна в течение последнего десятилетия имеет отношение к открытию резервуаров природного газа в водах Израиля. На фоне продолжающейся напряженности в отношениях с Турцией, это приобретает особенную важность. Израиль сотрудничал с Грецией и Кипром в создании нового Тройственного союза по модели, аналогичной другим тройственным союзам, разработанным греческими государствами (например, с Египтом). Этот альянс приобрел широкую известность и узнаваемость, главным образом благодаря неоднократным встречам лидеров трех стран на высшем уровне. ЕС также был задействован и выразил готовность помочь финансировать технико-экономическое обоснование амбициозного проекта нового газопровода, который будет поставлять газ из Израиля через Грецию и Кипр в Европу. В начале 2019 года в Каире был создан Восточно-средиземноморский газовый форум (EMGF), который в настоящее время готовится к преобразованию в признанную международную организацию.

Помимо Израиля, его членами являются ПА, Египет, Иордания, Италия, Кипр и Греция. Франция также стремилась присоединиться в качестве члена форума, в то время как Соединенные Штаты, Европейский Союз и Всемирный банк выступают в качестве наблюдателей. Израиль в принципе сможет извлечь выгоду из более активного сотрудничества в бассейне Восточного Средиземноморья и присоединения Турции и Ливана к EMGF (что приведет к появлению новых вариантов диалога с ними), но это развитие событий ожидается не скоро.

Новые идеи для Газы

В последние годы Израиль подчеркивает, что его зарождающиеся альянсы в Восточном Средиземноморье не направлены против другой страны. Когда в 2016 году Израиль подписал соглашение о примирении с Турцией (которое продлилось недолго), ему удалось сделать это параллельно с продвижением отношений с Египтом и греческими странами, которые имели глубокие конфликты с Турцией. В последнее время Израиль начал принимать сторону Греции в геополитической напряженности в регионе, выражая поддержку грекам и Кипру, особенно учитывая активность Турции в регионе. Однако Израиль также имеет геополитический интерес в улучшении отношений с Турцией. Что касается Ливана, то попытки Соединенных Штатов выступить посредником между ним и Израилем в целях урегулирования морского пограничного конфликта между ними пока не увенчались успехом.

Как все это соотносится с вопросами безопасности? Прежде всего, Израиль должен использовать позитивные события в бассейне Восточного Средиземноморья для содействия урегулированию конфликта с палестинцами. Возвращение к переговорам и воскрешение  мирного процесса — а вовсе не аннексия Западного берега — должна стать приоритетом для нового правительства и для израильских дипломатов. Помимо туризма в тени короны, Средиземноморский альянс может принести новое мышление и свежие идеи для улучшения гуманитарной ситуации в Газе, содействия миру и региональному сотрудничеству и содействия урегулированию других конфликтов.

Комментарии

Scroll To Top