News
You are here: Home » Проекты » Проект «Безопасность Израиля» » Проект «Безопасность Израиля» » Выводы стратегического анализа ситуации на 2020 год: политические рекомендации Амос Ядлин

Выводы стратегического анализа ситуации на 2020 год: политические рекомендации Амос Ядлин

Стратегический анализ положения Израиля в 2019-2020 гг. Институт
исследования национальной безопасности, январь 2020.

Соотношение сил

На начало 2020 года можно констатировать, что Израиль является сильной
страной, обладающей изрядной военной, политической, технологической и
экономической мощью. Однако, в то же время Израиль оказывается не в
состоянии преобразовать свою мощь в стратегическое влияние и достижение
фундаментальных задач национальной безопасности: устранение внешних
угроз, достижение мира, формирование международных альянсов и создание
условий для прекращения конфликтов. Всё это обусловлено ограниченным
преимуществом военной силы против главных противников, а также тяжёлыми
экономическими и социальными издержками, связанными с войной, и большой
чувствительностью израильского общества к военным потерям.
Даже тогда, когда Израиль чётко формулирует поставленную задачу, ему
трудно разработать эффективную стратегию, с которой можно было бы её
выполнить, потому что даже сокрушительная военная победа не всегда
позволяет перевести военные достижения на язык политических достижений, а
устранение последствий того, что произойдёт «на следующий день» зачастую
может оказаться не менее сложным делом, чем проведение собственно военных
операций. Также нужно отметить и существующую асимметрию между целями
военной кампании и ожиданиями общественности (для врагов Израиля
отсутствие поражения уже означает победу, в то время как израильская
общественность ожидает решительной победы) а также различия в израильских
принципах ведения военных действий и тем, как воюют его противники, что
тоже требует максимально чёткого формулирования целей военной кампании.

Последствия ликвидации Сулеймани
Данный стратегический анализ составлен после ликвидации Касема
Сулеймани, которая создала новую ситуацию и содержит потенциал для
стратегического поворота, масштаб и последствия которого еще рано
оценивать:

  • Что касается Соединенных Штатов, то ключевой вопрос заключается в том,
    указывает ли ликвидация Сулемани фундаментальный сдвиг в политике США в
    сторону активной военных действий в ответ на региональную активность
    Ирана, или же это более «конкретный» акт, направленный лишь на
    предотвращение и сдерживание, методом нанесения тяжёлых потерь в ответ на
    серию выступлений проиранских сил, действия которых координировал
    Сулеймани? Речь в первую очередь может идти об убийстве американского
    гражданина (27 декабря 2019 года) и нападении на американское посольство в
    Багдаде (31 декабря 2019 года).
  • Что касается Ирана, то, похоже, он выбрал относительно сдержанную
    реакцию, которая включала обстрел ракетами класса «земля-земля» (некоторые
    попадания были точными) на базу американских войск в Ираке. Однако, ещё
    слишком рано оценивать последствия ликвидации Сулеймани, который
    добивался установления более тесных связей между Ираном и его союзниками
    в регионе, иллюстрацией чего стали их более решительные и смелые действия в
    последние месяцы.

Стратегическое соотношение сил

В 2019 году Израиль был занят проведением двух избирательных кампаний и
практически не предпринимал стратегических шагов для улучшения своей
политической ситуации. Правительство занималось такими вещами, как
признание администрацией Трампа Иерусалима как столицы Израиля и
признанием распространения израильского суверенитета на Голанских высотах,
но в том, что касается ключевых вопросов безопасности Израиля, имела место
стагнация и даже определённое отступление назад. Если смотреть с точки
зрения стратегического баланса сил, то многие компоненты изменились к
худшему в нескольких аспектах.
Так, например, постепенно сходит на нет качественное технологическое
превосходство Израиля по сравнению с его потенциальными противниками.
Наиболее яркой иллюстрацией вышесказанному является иранский «проект по
точности ракет», который уже прошёл этап разработки и налаживания
производственных линий. В распоряжении «Хизбаллы» уже имеются десятки
особо точных ракет. На палестинском направлении наблюдается полный
политический застой и разрыв связей между Иерусалимом и Рамаллой. ХАМАС
и «Исламский джихад» в секторе Газа продолжают наращивать военную мощь,
поселения в районе, граничащем с сектором Газы, продолжают жить под
постоянной угрозой обстрела, и террористические организации угрожают
парализовать повседневную жизнь более половины населения Израиля, включая
район Гуш-Дан.
Более широкий взгляд на отношения Израиля с суннитским арабским миром
приводит к выводу, что они явно находятся в процессе ухудшения. В 2019 году

не было совершено дипломатического прорыва в отношениях со странами
Персидского залива; отношения с Иорданией продолжают постепенно
ухудшаться; стабильность сохраняется только в отношениях с Египтом.
Государственный бюджет страдает от значительного дефицита, и
необходимость увеличения оборонных расходов, в связи с ухудшением
стратегического положения Израиля лишь усугубляет проблему. Наконец,
посмотрим на происходящее внутри страны: израильское общество разделено, и
его правительство постоянно занято проведением избирательных кампаний,
которые заканчиваются без чётких результатов. В итоге, напрасно тратятся
ресурсы, государственная система пребывает в параличе и неспособна
формулировать политику и принимать важные решения.
С другой стороны, происходят определённые позитивные процессы и
изменения на глобальном и региональном уровне, которые могут улучшить
баланс национальной безопасности в пользу Израиля. На протяжении всего
2019 года, и особенно к его завершению появились признаки второй волны
беспорядков в арабском мире, на этот раз, в основном, в странах с шиитским
доминированием и близостью к Ирану (Ирак и Ливан) и даже в самом Иране.
Продолжающееся экономическое давление на Иран может привести к
сокращению финансирования ядерных разработок и снижению политической
активности иранского режима в регионе.
Что касается Соединенных Штатов, то они не полностью покидают Ближний
Восток (военные базы и солдаты в Персидском заливе остаются на местах, и
даже были усилены после ликвидации Сулеймани), и на данном этапе Израиль
и в следующем году продолжит извлекать выгоду от дружественной
американской администрации, которая идентично с ним видит события,
происходящие в регионе и понимает интересы Израиля. Частичная изоляция
Соединенных Штатов, несмотря на её опасность для Израиля, с другой стороны,
повышает важность и ценность Израиля для американцев, равно, как и
ценность прагматичных арабских стран.
На другом уровне, Израиль позиционирует себя в качестве важного игрока в
сирийском контексте, после того, как были заключены (но ещё не выполнены)
принципиальные договорённости с Соединёнными Штатами и с РФ о выводе из
Сирии иранских воинских формирований.
Похоже, мы также становимся свидетелями начала понимания палестинской
администрацией – как в секторе Газы, так и на Западном берегу – того, что
конфликт не будет разрешён в результате принуждения со стороны (это
понимают в раммальской администрации), и даже не в результате
антиизраильского террора (это постигают в руководстве ХАМАСа).

Выводы:

На основании вышеприведённых позитивных и негативных аспектов можно
сделать ряд основных выводов о том, что ждёт Израиль к началу следующего
десятилетия. Одним из них является признание Израилем стратегического
конфуза, из-за которого страна не инициирует на уровне правительства
необходимый для неё политический диалог. По причине двух предвыборных
кампаний 2019 года и ни к чему не приведших переговоров по формированию
правительства, стала невозможна выработка соответствующей велению времени
концепции национальной безопасности.
Вторым выводом является чёткое утверждение о том, что, учитывая «войну
между войнами» (ВМВ) на северном фронте, нынешнее поведение Израиля
ведёт к неизбежной эскалации. Это потребует соответствующих инструментов,
методов, площадок и военных операций при сохранении превентивной
готовности и выделении необходимых ресурсов.
В-третьих, в сложившихся обстоятельствах требуется принципиальное
обсуждение «упреждающего удара» по «Хизбалле», особенно в контексте её
оснащения ракетами «точного проекта», поставляемых иранцами.

Необходимость уточнения государственной стратегии Израиля.

Государственная стратегия Израиля нуждается в обновлении после полутора
десятилетий застоя в мышлении. Новое правительство, которое будет создано в
Израиле должно будет начать процесс обновления концепции и политики
национальной безопасности, сосредоточив внимание на следующих моментах:

  • Признание разной степени важности и срочности угроз. Не следует заострять
    внимание на срочности (сектор Газа и иранское проникновение в Сирию), а на
    важности – иранской ядерной программе и «точном проекте».
  • При любом ухудшении ситуации и эскалации напряжённости необходимо
    чётко прояснить, против кого нужно будет действовать: против иранских
    «прокси», против принимающих их стран или непосредственно против Ирана?
  • Необходимо проанализировать успехи и неудачи за последние два
    десятилетия, сопоставить политическое измерение и измерение легитимности,
    сформировать механизмы коммуникации перед конфронтацией, предпринять
    усилия по предотвращению конфликта, выработать механизмы прекращения
    военных действий, механизмы урегулирования и противостояния в случае
    конфликта.
    Данная часть содержит ключевые рекомендации новому израильскому
    правительству – некоторые из них требуют немедленного обсуждения, а
    некоторые допускают известную отсрочку, даже, если в некоторых случаях их
    важность видится более высокой. Прежде всего, рекомендуется

фундаментальное и основательное обсуждение государственной стратегии
Израиля, которая должна быть обновлена. Такие основные понятия, как
сдерживание, военный успех, эскалация, превентивное нападение и
урегулирование требуют уточнения и переосмысления. Новое правительство в
Израиле должно будет начать процесс обновления концепции безопасности и
политики в сфере безопасности.

Ниже приведены 10 рекомендаций, продиктованных необходимостью
принципиального обсуждения:

  1. Ядерная программа Ирана
    Выход США из ядерного соглашения и возобновление антииранских санкций
    привели к выводу о том, что события должны будут развиваться по одному из
    трёх сценариев: крах правящего в Иране режима; изменение его политики или
    американская атака на Иран, в случае продолжения разработок ядерного
    проекта. Эти сценарии не сбылись, но после серии иранских провокаций на
    региональной арене Соединенные Штаты нанесли удар по базам шиитских
    боевиков в Ираке и ликвидировали Касема Сулеймани.
    Теперь Израиль должен подготовиться к более реалистичным сценариям –
    возобновлению переговоров (вероятность которых, вероятно, уменьшилась
    после ликвидации Сулеймани); продолжению ядерных разработок в Иране; и
    эскалации напряжённости между Ираном и США (после ликвидации
    Сулеймани), в которую также может быть вовлечён и Израиль. Эти сценарии
    требуют глубокого понимания и совместного плана действий с США. Если
    начнутся переговоры между Соединёнными Штатами и Ираном, должны быть
    достигнуты договоренности о содержании расширенного ядерного соглашения
    с Ираном, более жёсткого, чем соглашения 2015 года, наряду с «параллельным
    соглашением» о совместной политике против Ирана и стратегии борьбы на
    случай продолжения Ираном разработок ядерного оружия. В то же время важно
    обсудить с Соединенными Штатами вопрос о том, как помочь иранскому
    народу восстать против правящего режима. При этом, Израиль должен
    подготовиться на случай, если он останется один на один с Ираном. Нужно
    быть уверенными в том, что при таком варианте развития событий имеется
    продуманный план наступательных действий. Это был бы трудный шаг,
    который потребовал бы выделения значительных ресурсов.
  2. Проникновение Ирана в Сирию и «проект по точности ракет»
    Необходимо признать, что успехи Израиля в сдерживании иранской активности
    на территории Сирии в 2018 и 2019 годах носят относительный и сугубо
    временный характер и не являются абсолютными. Было бы ошибкой оставаться
    в рамках той же стратегии в то время, как реальность меняется на наших глазах.
    Иран расширил своё присутствие в Ираке и Ливане и (до ликвидации
    Сулеймани) проводил более решительную и более быструю политику ответной
    реакции. Пришло время понять, что нынешняя форма «войны между войнами»

теряет свою актуальность, и необходимо разработать оперативное решение,
целью которого является целенаправленное движение против тех самых
укореняющихся в Сирии иранских элементов, а в первую очередь — «проекта
точных ракет». Подобные действия чреваты (если не неизбежно приведут) к
серьёзной эскалации.
Угроза обстрела Израиля сотнями или тысячами точных ракет из Ливана, Сирии
и Ирана является первостепенной стратегической угрозой, которая, если её не
предотвратить, в конечном итоге, может превратиться в угрозу существования
государства. Это угроза из той категории, которая требует тщательного
изучения и противопоставления ей концепции безопасности Израиля.
Мы определили пять возможных стратегий выживания:

  • Продолжение «войны между войнами» – политика помех и вытеснении
    иранских элементов, отдавая предпочтение доводам против эскалации, и
    понимая, что подобного рода ответные действия являются частичными и их
    эффективность крайне низка.
  • Активная и пассивная оборонные стратегии – усиление систем
    противовоздушной обороны «Хец», «Шарвит ксамим», «Кипат барзель» и
    повышение уровня защиты зданий в тылу. Очевидным недостатком подобного
    подхода является его дороговизна и отсутствие в нём сдерживающего фактора.
  • Сдерживание – явная и очевидная для потенциального противника угроза
    того, что Израиль с полной силой отреагирует на нарушение суверенитета и
    разрушение своей гражданской и военной инфраструктуры. Слабым местом
    этой концепции является способность противника, накопившего сотни или
    тысячи современных ракет, поразить ту самую военную инфраструктуру,
    которая является главным элементом израильской системы сдерживания.
  • «Атака» – нанесение военного удара, в случае, если имеется конкретная
    информация о том, что в краткосрочной перспективе «Хизбалла» готовится
    атаковать Израиль, и есть высокая степень уверенности в войне. Недостатком
    этой стратегии является известная степень недостоверности разведывательной
    информации и определённая готовность противника выдержать израильский
    удар.
  • «Превентивный удар» — упреждающее, неожиданное и эффективное
    ослабление наступательного потенциала противника с риском перерастания в
    полномасштабную войну.
    Все вышеприведённые стратегии не отменяют друг друга, и правильное их
    сочетание может дать удовлетворительный ответ на самую серьёзную угрозу –
    «проект точных ракет».
  1. «Первая северная война»

ЦАХАЛ должен обеспечить подготовку к войне на нескольких фронтах
(сценарий «все вместе») в качестве основного вероятного развития событий.
Прошли те времена, когда Израиль мог «наслаждаться» войной только с одним
противником. Задачей ЦАХАЛа является достижение военного успеха, победа
над противником и лишение его возможности воевать. Задача политического
руководства: помочь армии нарастить требуемую силу и быть готовой к
столкновению на севере с тремя противниками – «Хизбаллой», Ираном и
Сирией, и одновременно противостоять действиям террористических
организациями из сектора Газы. В случае осуществления сценария «все вместе»,
нужно подумать о приоритетах между участками противостояния и фронтами, а
также о том, чего следует добиться на каждом фронте. Научно-
исследовательский институт национальной безопасности занимается
разработкой проекта по этой теме, который будет представлен лицам,
принимающим решения, во второй половине 2020 года. Также необходимо
приложить усилия для разъяснения общественности изменившегося положения
дел, существующих угроз и, что особенно важно, вариантов ответных действий
со стороны Израиля.

  1. Палестинская администрация

Мы снова рекомендуем «План INSS» от 2018 года, содержащий следующие
принципы: повторная попытка возобновления переговорного процесса; в случае
неудачи – реализация односторонних мер по сохранению еврейского характера
Израиля, демократического, безопасного и нравственного государства.
Необходимо быть готовыми на тот день, когда не станет Абу-Мазена, и при
этом продолжать поддержку экономического развития Палестинской
администрации. Мы видим важность в публикации программы Дональда
Трампа, в которой будут установлены новые параметры для урегулирования и
признание реальности, создавшейся за последние пятьдесят лет.

  1. Террористические организации в секторе Газы
    Как мы убедились на опыте в 2018 году, с ХАМАС можно заключить
    договорённость. Организация продемонстрировала готовность к
    урегулированию, не присоединившись к кампании «Хагура шхора» между
    Израилем и «Исламским джихадом» в ноябре 2019 года. ХАМАС предпочёл
    тогда улучшение социально-экономического положения в секторе Газы, а не
    очередную конфронтацию с Израилем. Наряду с этим организация регулярно
    проверяет Израиль на прочность, осуществляя обстрелы ракетами малой
    дальности и устраивая столкновения на границах Так ХАМАС решает свои
    внутренние проблемы и одновременно оказывает давление на Израиль, с целью
    получения очередных уступок.
    Долгосрочное прекращение огня возможно только в том случае, если обе
    стороны получат удовлетворительный ответ на свои стратегические, а не

идеологические требования. ХАМАС получит открытую для всего мира Газу,
восстановление сектора Газа и его развитие, в то время как Израиль добьётся
безопасной жизни для своих южных районов, обеспечит контроль над
вооружением ХАМАСа, предотвращение контрабанды и приемлемое решение
проблемы пленных и пропавших без вести граждан.
В случае, если договорённость не будет достигнута, институт рекомендует (с
2012 года) спланировать и провести военную операцию, отличающуюся от
военных операций предыдущего десятилетия. ЦАХАЛ должен действовать
внезапно и маневренно, сосредоточившись на военном крыле ХАМАСа – но
сохраняя его политическое крыло в качестве партнёра и не оккупируя сектор
Газы, а закончить операцию политической договорённостью с позиции силы.

  1. Соединённые Штаты Америки
    Выборы в Соединенных Штатах могут привести к тому, что на место нынешней
    весьма дружественной Израилю администрации придут другие люди с другими
    планами. Уважая ориентацию на американский изоляционизм, свойственную
    всем партиям, Израиль должен подтвердить, что он не хочет, чтобы
    Соединенные Штаты сражались за него и проливали за него кровь, и что
    Израиль – это стратегический актив и надежный союзник для Вашингтона, и,
    следовательно, целесообразно поддерживать его в сфере безопасности и
    политики. Израиль должен сделать всё возможное для того, чтобы его
    поддерживали все американские партии. Израилю нужно также приложить
    значительные усилия для того, чтобы вернуть поддержку большей части
    еврейской общины США, которая дистанцируется от него из-за политики, не
    учитывающей чувства различных направлений иудаизма в Соединенных
    Штатах.
  2. Россия и Китай

Россия не является врагом Израиля, и нужно продолжить стратегический диалог
по предотвращению столкновений в районах, где вооруженные силы обеих
стран находятся рядом, и их интересы противоречат друг другу. Следует
признать, что Россия является союзником двух врагов Израиля – Ирана и
Сирии, и этим объясняется то, что она смотрит сквозь пальцы на усиление
«Хизбаллы». Выполнение российского обещания не пускать иранцев в Сирию
означало бы возможность укрепления российско-израильских отношений,
результатом чего стало бы ограничение израильской деятельности в Сирии.
Этот момент требует оперативного внимания. В любом случае, как и в случае с
Китаем, намерения Израиля должны быть прозрачными в этом вопросе для
Соединенных Штатов. Развитие экономических отношений и общего
партнерства в области инноваций с Китаем должны осуществляться в тесной
координации с Соединенными Штатами. В последние годы Институт указал на
кризис в отношениях с Соединенными Штатами, вызванный контактами между
Израилем и Китаем, и на необходимость укрепления механизмов решения
конфликтов.

  1. Региональная система

Израилю необходимо найти способ сломать стеклянный потолок
сотрудничества с прагматичными суннитскими странами. Ключ к этому состоит
из двух усилий: первое – экспорт технологических, экономических и оборонных
разработок, которые помогут этим странам в борьбе против Ирана и в решении
проблем экономики и других вызовов XXI века; второе – это значительный
прогресс в решении палестинской проблемы, который позволит этим странам
развивать отношения с Израилем.
В то же время первостепенное значение имеет и восстановление нормальных
отношений с Иорданией. Здесь также «плоды мира» (водоснабжение,
безопасность, газ и совместные проекты) должны быть дополненными
продвижением политического урегулирования с палестинцами. Здесь кроется
выход из самой низкой точки, на которой находятся отношения между двумя
государствами после подписания ими мирного соглашения в 1994 году.

  1. Повышение боеготовности ЦАХАЛа и увеличение военного бюджета

В свете активизации Ирана и продолжающегося укрепления иранских позиций
в Сирии, Ираке и Ливане, необходимо усилить готовность ЦАХАЛа к
конфликтам на всех фронтах, отличающихся разной степенью угрозы: Иран,
«Хизбалла», Сирия и палестинский фронт. Необходимо начать осуществление
многолетней программы валютной помощи (которая задерживается уже два
года), усилить возможности нанесения удара по Ирану, пополнить арсеналы и
проводить учения, а главное – разработать соответствующую времени
стратегию и составить оперативные планы для отражения новейших
возможностей, имеющихся в распоряжении Ирана, «Хизбаллы» и ХАМАСа.

  1. Сохранение военного превосходства
    Традиционно важным элементом концепции безопасности Израиля является
    сохранение научного, разведывательного и технологического превосходства над
    потенциальным противником. Необходимо сохранить и углубить относительное
    превосходство Израиля по сравнению с его противниками в технологиях
    киберзащиты и искусственного интеллекта. Военное превосходство является
    ключевым элементом безопасности, наравне со сдерживающим потенциалом,
    экономикой и международным статусом Израиля.
    Вывод
    После нескольких лет улучшения стратегического положения Израиля
    становится очевидным недостаточное использование стратегического окна
    возможностей. Намечается значительное обострение угроз, которое требует
    переосмысления концепции безопасности, политики в сфере безопасности,

распределения ресурсов и обновления стратегий. Существует два
противоположных подхода к израильской стратегии: один осторожный и
стабилизирующий – с упором на диалог, урегулирование и примирение с
существующими и возникающими угрозами, которые предлагается
нейтрализовать и не дать им осуществиться; Второй – превентивно-
наступательный, активный, пытающийся справиться с угрозами и устранить их,
но чреватый серьёзным военным конфликтом сразу на нескольких фронтах.
Необходимым условием для выбора правильного подхода является внутренняя
прочная основа в Израиле, национальное и социальное единство. После года
раздора, подстрекательства и разногласий между всеми секторами израильского
общества пришло время для другой политики. Основное внимание следует
уделять мерам по восстановлению доверия граждан к государственным
институтам, сглаживанию социальных противоречий, сближению политических
лагерей, укреплению солидарности, сохранению старых и созданию новых
механизмов обеспечения безопасности.
На этой платформе новое правительство в Израиле должно разработать
комплексную альтернативу, которая, с одной стороны, станет ответом на
серьёзные угрозы, а с другой стороны, инициирует политические процессы и
меры по снижению напряжённости. Это позволит Израилю подготовиться и
сосредоточиться на решении проблем, угрожающих его безопасности и
экономическому процветанию.
https://www.inss.org.il/he/publication/conclusion-net-assessment-and-policy-
recommendations-for-2020/

Комментарии

Scroll To Top