News
You are here: Home » Home Page Projects » Герберт Маркузе о тоталитарной демократии

Герберт Маркузе о тоталитарной демократии

Исаак Розовский

marcuse

Герберт Маркузе

Если спросить большинство современных  и даже мыслящих людей о романе Оруэлла «1984», они, выразив восхищение талантом автора и его блестящим предвосхищением чуть ли не всех основных элементов тоталитарной системы,  наверняка скажут, что оруэлловская антиутопия, к счастью, уже неактуальна в современном западном мире. Однако многие крупные философы, историки и социологи оспаривали (и оспаривают) этот, казалось, бы очевидный тезис. По их мнению,  оруэлловская антиутопия в трасформированном виде продолжает жить и здравствовать и в «свободном мире». А в каком-то смысле стала еще страшнее. Более того, даже был предложен термин «тоталитарная демократия», который на первый взгляд выглядит как оксюморон.

Авторство термина «тоталитарная демократия», по-видимому,  принадлежит Джейкобу Тальмону, он же — Яаков Лейб Флейшер, который еще в 1952 году опубликовал книгу под названием «Происхождение тоталитарной демократии». Этот Тальмон-Флейшер был к тому же преподавателем Иерусалимского университета и личностью вполне известной в мировом научном сообществе.

Он был первым, но далеко не последним, кто рассматривал западную демократию, как тоталитарную по своей сути. Так, различными аспектами «тоталитарной демократии» (в первую очередь, на примере США) занималась целая плеяда знаменитостей из  т.н. Франкфуртской школы. Среди них – такие имена, как Адорно, Беньямин, Фромм и Маркузе.  Вот последний из названных, Герберт Маркузе, стал идеологом и кумиром для тех сотен тысяч, а то и миллионов, студентов, битников, «детей цветов», которые бунтовали в начале и середине 60-х, наводя ужас на власти в странах Запада.

Чего уж скрывать – Герберт Маркузе был «леваком», чьи взгляды представляли странную смесь из воззрений Маркса и Хайдеггера. И уже на рубеже 50-60 –х  годов он дал исчерпывающий анализ происходящего в технологически развитых странах и метаморфоз «общества потребления». Тогда, полвека назад, его мнение можно было еще расценивать как всего лишь один из множества футурологических прогнозов. Но он оказался абсолютно точным диагнозом того, что мы наблюдаем сегодня.

Вот вкратце этот диагноз:

adorno

Теодор Адорно

1. Государство и общество «всеобщего благоденствия» представляют собой совершенно новое явление по сравнению с прежними стадиями развития капитализма. Благодаря научно-техническому прогрессу и ряду других факторов, в этом обществе удалось преодолеть антагонизм между трудом и капиталом. Исчезли антагонистические классы. Противоречия между ними постепенно нивелируются. Изменился сам характер труда. Место классического пролетариата заняли «синие воротнички», да и различие между ними и «белыми воротничками» стремительно стираются. Бывшие «пролы» (в терминологии Оруэлла) нынче могут позволить себе не только разнообразную еду, но и машины, и собственный дом, и поездки заграницу.

Неизбежная в прошлом массовая нищета стала уделом отдельных маргинальных групп, которые не представляют опасности для системы. Наконец-то она обрела практически нерушимую стабильность. В этой системе, вообще, масса приятностей, удовольствий и прочих «ништяков».

2. Проблема только в том, что эта система, по мнению Маркузе, стала еще более тоталитарной, чем раньше. Т.е. тотальный контроль над обществом и индивидом усилился. Если классические тоталитарные режимы использовали для этого репрессивные методы, т.е. «кнут», то  современные тоталитарные демократии предпочитают «пряник». Благо, в развитых индустриальных обществах такая возможность появилась. «Кнут», по мнению Маркузе, использовался прежними тоталитарными режимами больше по необходимости.

Добиться полного послушания от полуголодного раба можно было лишь репрессиями и страхом перед неотвратимым наказанием. А накормить его досыта мешал вечный ресурсный дефицит. Единственным оправданием существования раба был его труд на благо Системы.

heidigger

Мартин Хайдеггер

Но все изменилось в индустриально развитом государстве. Благодаря техническому прогрессу и возникшему в связи с этим ресурсному изобилию (временному или постоянному – это уже другой вопрос), рабов кормить стало просто. И не только кормить, но и развлекать. Словом, удовлетворять их «растущие потребности». И рабы сразу стали довольны. Но мало этого, если раньше их можно было назвать рабами труда, то сегодня – скорее, рабами потребления. Нет, они все еще продолжают трудиться, хотя характер труда сильно изменился, но теперь, пожалуй, их первоочередной долг перед Системой – максимально потреблять, т.е. превратиться в идеальных потребителей. Ну, а какой дурак откажется от «пряников» все расширяющегося потребления?

3. И вот тут Маркузе заявляет следующее: тотальный контроль Системы над индивидом, благодаря «пряникам» индустриального мира, стал неизмеримо сильнее и качественнее, чем был в традиционной «оруэлловской» модели. Да, контроль не только над поведением, но и сознанием каждого гражданина, всегда входил в задачу власти. Но решить до конца эту задачу никакие репрессии были не в состоянии. Иными словами, за индивидом сохранялась известная автономия, пространство внутренней свободы, в которое власть вторгнуться была не в состоянии. Сегодня же эффективный контроль установлен и над внешним, и над внутренним миром человека.  И все — благодаря тем же «пряникам».

Одним из важнейших способов такого контроля является создание и навязывание индивиду искусственных потребностей. Для чего возникла целая индустрия соблазна – реклама, мода, телевидение, СМИ и пр. Ведь из-под палки потребность не создашь. Для этого надо внедриться в самое существо человека, в его мотивационную сферу.

fromm

Эрих Фромм

И эта задача была успешно решена. Теперь потребности не только формируются, но и унифицируются. В сущности, подавляющее большинство общества состоит из людей с одинаковыми потребностями, к которым по мере развития технологий добавляются новые. Искусственные потребности стимулируют людей к труду в безумной гонке за объективно ненужными им товарами, но не только. Эти же искусственные потребности, ставшие основой псевдобытия, агрессивно уничтожают свободное время человека. Личный, автономный, а потому несущий печать индивидуальности досуг подменен готовым «меню» индустрии развлечений.

  4. Тоталитарная демократия «своими пряниками» уничтожает и человеческие ценности, превращает в ничто любые идеи, мысли, проекты, кроме тех, что предлагает  Система. И снова она действует не запретами, а, напротив, максимальной свободой. Она заваливает идеального потребителя таким количеством информации, что разобраться в ней у него нет ни времени, ни желания. В результате, в сознании индивида и всего общества любая идея становится равнозначна любой другой. Люди начинают ориентироваться не на смыслы, которые в этих идеях заключены, а на внешние атрибуты – кто и когда (в прайм-тайм или нет) эту идею озвучил? Кто из звезд шоу-бизнеса ее поддержал? Интеллектуальные и культурные достижения превращаются все в тот же товар шоу-бизнеса и полностью зависят от яркости обертки и от проставленной на них цены.

Таким образом, по Маркузе, происходит обесчеловечение человека, уничтожение его индивидуальности, автономии и свободы. И он превращается в идеальный винтик Системы. Но делает это охотно, радостно и в полной уверенности, что он представляет собой самоценную и достойную уважения личность.

valter biniamin

Вальтер Биньямин

p.s. Герберт Маркузе был яростным критиком индустриального общества и либеральной демократии в его американизированных формах. Но создается впечатление, что сам он не верил в возможность позитивных изменений в «этом прекрасном новом мире». Он утверждал, что не осталось антагонистических сил, которые могут представлять реальную угрозу его стабильности, а неминуемо остающиеся на обочине маргинальные группы не способны серьезно повлиять на Систему. Правда, Маркузе туманно писал, что внутри самой Системы могут «вызреть» какие-то оппозиционные движения. Но никаких реальных оснований для этого он, вероятно, не видел. Отсюда и ощущение отчаяния, которое сквозит в его работах (особенно, в книге «Одномерный человек»).

Но не ошибся ли он именно в своем убеждении в несокрушимости самой Системы? Сейчас, спустя пятьдесят лет, когда мы, казалось бы, столь близки к торжеству концепции общества всеобщего изобилия и наступлению «золотого века для золотого миллиарда», западная демократия переживает очевидный кризис. Не стоит ли нынешний одномерный мир на пороге очередного «восстания масс», неожиданно отказавшихся от роли «идеальных потребителей»? Возможно, скоро мы об этом узнаем.

 

Комментарии

ставить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Scroll To Top