News
You are here: Home » Проекты » Проект «Безопасность Израиля» » Стратегия Безопасности » Израиль и ЕС – внешняя политика и безопасность .

Израиль и ЕС – внешняя политика и безопасность .

«Нам всем необходим мир, и нет ничего невозможного в мирном договоре. В Европе празднуют день, когда на континенте был объявлен мир, чтобы не забыть о прошлом. Это также побуждает европейцев продолжать содействовать мирному урегулированию в разных странах мира», такими словами обращаются к израильтянам европейские дипломаты и представители правительства ЕС. Каковы на сегодняшний день наши отношения с Европой, и как они могут повлиять на нашу безопасность?

Прежде всего, Европа осуждает террористические нападения со стороны ХАМАСа и Исламского джихада. «Ракетные обстрелы должны быть прекращены», говорят европейские дипломаты на всех встречах с ними израильтян. «Единственное решение для проблем Газы — политическое, и обе стороны должны искать пути к заключению договора». В минувшем году ЕС предпринимал попытки возобновить переговоры после каждого раунда военных действий в Газе.

Люди часто задаются вопросом, почему Европа вмешивается в палестино-израильский конфликт. «Мы придаем этому большое значение, потому что мы соседи,» — отвечают европейцы. «События в этом районе также влияют на нас». 

Помимо этого, ЕС является близким партнером как Израиля, так и Палестинской автономии. Между Израилем и ЕС очень близкие отношения, к примеру, в области сотрудничества в сфере исследований и инноваций. ЕС является крупнейшим торговым партнером Израиля и в 2019 году оборот сделок составил 34 миллиарда евро. 

Исторические связи с еврейским государством также важны для европейцев. Но есть и другая сторона — ЕС стали крупнейшими инвесторами в строительство инфраструктуры для палестинской автономии. И они убеждены, что прекращение конфликта на основе международного права и по стремлению обеих сторон является единственным практическим решением. 

Необходимо понимать, что существует огромный потенциал для дальнейшего углубления отношений Израиля и Европейского Союза. Во время последнего раунда мирных переговоров в 2013 году Союз предложил Израилю и Палестине статус особого преференциального партнерства после достижения ими мирного соглашения, что значительно упрочило бы бы сотрудничество с Европой, повысило доступность европейских рынков и расширило возможности для торговли. В Европе говорят, что у обеих сторон есть возможность расширения политического диалога с ЕС, а также расширения сотрудничества в сфере безопасности. Предложение в 2013 году было призвано побудить обе стороны действовать в целях достижения соглашения, а конкретные компоненты преференциального партнерства с Европой уже будут зависеть от пожеланий самих сторон.

За последнее десятилетие ЕС выделил более десяти миллиардов евро на содействие мирному процессу в разных странах. Его экономическая поддержка строительства будущего Палестинского государства выгодна как израильтянам, так и палестинцам. Разделение на два государства не сможет существовать без палестинского государства, но, говорят европейцы, будущее Палестинское государство должно стать стабильным, демократическим и мирным партнером. Это непременное условие поддержки. Экономическая поддержка ЕС связана с усилиями по достижению соглашения. В отсутствие поддержки со стороны Европейского союза может произойти крах Палестинской администрации, гуманитарная катастрофа в Газе и, в конечном счете, угроза безопасности как для израильтян, так и для палестинцев.

Израиль не должен поддерживать ультраправых националистов в Европе, выступающих против ЕС

Безусловно, если вариант «двух государств» сойдет с повестки дня окончательно, ЕС будет обязан пересмотреть свой подход с нуля.  Тем не менее, европейцы пока не отчаялись. Тщательное изучение опросов, проведенных в Израиле и Палестине, показывает, что вариант с двумя государствами по-прежнему пользуется поддержкой большинства населения (хотя и небольшого большинства) с обеих сторон, говорят они.

Европейцы утверждают, что не намеряны заменять стороны в переговорах и изобретать новые предложения или решения в рамках мирного процесса, однако выражают готовность помочь везде, где это возможно. Союз также готов участвовать в «сделке века» Соединенных Штатов, хотя и отмечает, что, скорее всего, мирный план, который не будет прочно закреплен в принципах международного права, в конечном счете потерпит неудачу.

В этом контексте можно также понять недавнее решение Высшего Европейского суда справедливости относительно маркировки продуктов из поселений. Суд фактически ратифицировал существующую политику и не устанавливал новых правил. Он не требовал дополнительной маркировки продукции, но требовал, чтобы маркировка касательно израильской продукции была точной. ЕС не признает изменения границ 1967 года, если стороны не договорились об этом, а торговое соглашение ЕС-Израиль не предоставляет преференциального статуса товарам, поступающим со спорных территорий. Решение суда не является бойкотированием, хотя в Израиле отнеслись к нему именно так. Само решение было принято 13 судьями из 13 разных стран Союза, которых трудно обвинять в предвзятости.

В ЕС отмечают, что их приверженность вопросам безопасности Израиля не прекратится после достижения соглашения о создании двух государств. Европейцы знают, что такое соглашение не отменит угрозы безопасности для еврейского государства, но считают, что тогда Израиль окажется в лучшем региональном и международном положении, и сможет рассчитывать на помощь в этой сфере. Нормализация отношений с арабским миром важна для Израиля, считают в Европе, и уже помогают развивать региональные связи.

Существует большое противоречие между преобладающим в Израиле негативным общественным восприятием Европейского Союза, отраженным в ежегодном обзоре Института «Митвим», и реальным положением дел. ЕС не против Израиля. И сам Евросоюз, и европейские страны по отдельности являются нашими крупнейшими торговыми партнерами. Почти 50% импорта Израиля и 35-40% его экспорта приходится на Европу. Те, кто игнорирует зависимость Израиля от Европы в этом отношении, не понимают экономической реальности.

Связи Израиля с Европой не лежат только в области торговли, но охватывают многие сферы жизни. Они проводятся в соответствии с совместным планом действий, определенным Израилем и Европейским Союзом, и в соответствии с рядом соглашений в различных областях. Например, программа исследований и разработок «Горизонт 2020», участником которой является Израиль. Эта программа приносит немало дивидендов. Ожидается, что Brexit окажет негативное влияние на условия продолжения «Горизонт 2020», но ей удалось невероятно укрепить отношения между академическим и экономическим истеблишментом Израиля и Европы.

Существуют десятки совместных учебных программ, где израильтяне и европейцы обмениваются знаниями и опытом. К сожалению, такие программы недостаточно фигурируют в израильских СМИ, а ведь грамотный пиар позволил бы упрочить и улучшить имидж Евросоюза в глазах израильтян.

Напряженность между Израилем и Европой носит в основном политический характер, и мы вращаемся вокруг разногласий по поводу оккупации, поселений и отсутствия мирного процесса. Израиль критикует власти Евросоюза в Брюсселе, и вкладывает основные усилия в развитие прямых связей с членами ЕС. Решение о негативном отношении к Союзу — это политическое решение, и израильские руководители должны принимать с расчет, насколько важна и значима Европа для Израиля.

В последние годы Европа пережила внутренний кризис. Европейский кризис многомерен и в значительной степени проявляется в  популистских процессах и реакционерстве, отдаления от либеральных ценностей. Наиболее ярким выражением этого кризиса является Brexit, а также идущие процессы в восточно-европейских странах — особенно в Венгрии и Польше – и в других странах, где наблюдается рост популярности правых националистов. В этой связи важно не забывать, что ЕС — это чрезвычайно успешный проект, который возник с целью предотвращения еще одной войны в Европе после Второй Мировой Войны. 

Несмотря на трудности, Европейский Союз по-прежнему силен, и либеральные силы и демократы по-прежнему возглавляют его. С экономической точки зрения европейский проект по-прежнему служит образцом для подражания. Сильный ЕС хорош для Государства Израиль, прежде всего экономически, поскольку любой кризис в Европе немедленно отражается на израильской экономике. Израиль — маленькая страна, которая зависит от внешней торговли. Она нуждается в открытых рынках, которые так характерны для Европы, а не в обособленности и анти-глобалистских тенденциях, которые набирают силу в эти дни во многих странах мира.

Наряду с политическим и экономическим сотрудничеством, необходимо также содействовать обсуждению вопросов безопасности.  Особенно в свете мер, принимаемых Европой в целях создания единой Организации общеевропейской безопасности. В этой области у Израиля есть много опыта, и сотрудничество может быть чрезвычайно полезным и важным для обеих сторон.  

И еще — следует помнить, что политика — это не только интересы, но и продвижение системы ценностей. Израиль, как государство еврейского народа, не должен игнорировать этот аспект международной политики. Ультраправые не могут быть нашими союзниками — даже если кто-то хочет их таковыми видеть из-за сиюминутной политической выгоды и чистого оппортунизма. Нельзя потворствовать поднимающему голову популистскому национализму, нельзя стоять в стороне и игнорировать процессы, происходящие сегодня, к примеру, в Венгрии, и во многом напоминающих те, что происходили до Второй мировой войны. Мы должны стоять на страже прав человека именно как государство евреев, народа, пережившего Холокост. 

Израиль — это мощный суверенный игрок, который может и должен высказываться по этим вопросам, следуя своему морально-этическому компасу и демократическим ценностям.

Новый мировой порядок порождает для Израиля и Европы множество общих интересов и вызовов, например, в отношении Китая. Израиль и ЕС могут справиться с этим вместе, как две стороны, которые разделяют общие ценности. Недавно была избрана новая Европейская комиссия, которая возглавит ЕС. Она открывает огромный потенциал для развития сотрудничества между Израилем и ЕС, создается возможность для нового и более позитивного дискурса. А в Израиле, новое правительство должно открыть новую страницу в отношениях с Европой.

Израильский конфликт и международная реакция на него не уникальны

После решения Высшего суда Европейского Союза о маркировке продукции из поселений, который определил, что должно быть выполнено решение Европейской комиссии от 2015 года, согласно которому страны союза должны дифференцировать маркировку продукции, произведенной в Израиле, от продукции с оккупированной территории — в Израиле слышны много протестующих голосов. 

Министерство иностранных дел, израильские политики и Совет Поселений в Иудее и Самарии заявили, что это антисемитизм, дискриминация, лицемерие и двойная мораль. Они заявили, что данное решение угрожает процессу урегулирования и тем самым противоречит политике Евросоюза. Международное сообщество, утверждают у нас, несправедливо строго к Израилю и игнорирует другие случаи попрания прав человека в мире.

В Министерстве иностранных дел заявили, что целью этого решения суда является «реализация двойного стандарта по отношению к Израилю и его уникальности в худшую сторону». Во всем мире существует около 200 различных территориальных конфликтов, по поводу которых ни у кого нет никаких претензий к маркировке продуктов. «Это дискриминационное политическое решение», заявил Израиль.

Но утверждения о дискриминационном отношении неверны. Международное сообщество не игнорирует другие подобные конфликты в мире, и это решение суда не противоречит европейской политике, а дополняет и подкрепляет ее.

Израиль контролирует территории путем военной оккупации и строит там поселения, с большой экономической выгодой для поселенцев, за счет палестинцев. Шансы на аннексию части Западного берега очень высоки. В последние годы правые лидеры, включая премьер-министра, официально призывали к суверенитету части спорных территорий.

Противники аннексии в Израиле, как правило, сосредотачиваются на ее возможных последствиях только для израильской демографии или демократии, не считая, что это серьезная проблема сама по себе. Военная оккупация и аннексия территории противоречат одной из важнейших базовых норм в современной системе международного права — запрету на приобретение территории посредством войны.

Этот запрет происходит от одной из главных причин всех самых тяжелых войн в истории, включая две мировые войны — и он стал одним из главных факторов резкого сокращения числа конвенциональных войн в последние десятилетия. Это считается относительным успехом, и благодаря ему в настоящее время не существует «200 подобных конфликтов», характеризующихся оккупацией и аннексией — вопреки утверждению Министерства иностранных дел. Израиль намеренно нарушает этот важный запрет.

Сравнительный анализ подобных конфликтов в мире в этом контексте показывает диапазон международных реакций на аннексию: от символических высказываний до гораздо более жесткого бойкота, чем маркировка продукции. Отношение к Израилю, оказывается, ближе к полюсу «символическая реакция», то есть наиболее мягкого отношения международного сообщества.

Вторжение Марокко на территорию Западной Сахары в 1975-6 годах является уместным примером для сравнения, поскольку Западная Сахара также не была независимым государством местных жителей после ухода оттуда Испании — аргумент, который часто используют правые.

Совет Безопасности ООН неоднократно осуждал оккупацию Марокко в Западной Сахаре. Европейские страны и большинство стран-членов ООН отказываются признавать суверенитет Марокко на этой территории. Торговые соглашения с Марокко не распространяются на оккупированную территорию, а финансовая помощь Марокко не предназначена для Западной Сахары, чтобы не признавать суверенитет Марокко на этой территории.

В 2018 году Высший суд ЕС -тот же самый, который принял решение по вопросу маркировки поселенческой продукции, — постановил, что соглашения об импорте между Марокко и ЕС, включающие оккупированную территорию, являются незаконными. Это постановление добавилось к еще одному постановлению от 2016 года, которое призывало «немедленно отменить любые соглашения, финансирование и проекты», укрепляющие оккупацию.

Аннексия Крыма тоже может служить примером. В 2014 году Россия вторглась на восток Украины и в Крым. Россия официально аннексировала Крым в марте 2014 года, и это похоже на фактическую аннексию Восточного Иерусалима сразу после войны в 1967 году или аннексию Голанских высот посредством применения израильского законодательства в 1981 году. Российские войска также обосновались в Донбассе на востоке Украины, но Россия не аннексировала эту территорию и по сей день.

После аннексии Крыма не прошло и нескольких дней, как Евросоюз ввел в отношении России жесткие санкции, в том числе запрет на въезд и замораживание активов российским чиновникам. Кроме того, Россия была исключена из «Большой восьмерки» и по сей день не может вернуться и быть членом G-8. Также были введены жесткие санкции в отношении Москвы, касающиеся торговли, банковской системы, оборонной промышленности и энергетических компаний. Если Израиль пойдет на официальную аннексию спорных территорий, то реакция мирового сообщества на аннексию Крыма может продемонстрировать некую тенденцию.

Но есть и более жестокие примеры. Вторжение Ирака в Кувейт (1990 г.) привело к войне между международной коалицие и Ираком, и через несколько месяцев Кувейт был освобожден.

На Северном Кипре вторжение Турции продолжается по сей день, а вместе с ним идут и жесткие международные бойкоты в сферах экономики, свободы передвижения, спорта и культуры. В 1994 году Высший суд ЕС вынес решение об ограничении импорта из захваченной турками территории, и результатом этого стал бойкот производимой там продукции. Некоторые санкции были смягчены после того, как жители Севера Кипра проголосовали за план мирного урегулирования на референдуме, состоявшемся в 2004 году (в итоге план не был реализован из-за протестов киприотов греческого происхождения).

Сопоставление подобных случаев в мире показывает, что шаги по маркировке, дифференциации и непризнанию государственного суверенитета над оккупированными территориями отнюдь не являются уникальными для Израиля. Можно даже сказать, что ситуация в корне обратная. Кроме того, можно видеть, что реакция на Израиль ближе к наиболее мягкому варианту из диапазона возможностей международных санкций. Если Израиль продолжит продвигаться по пути к аннексии, как происходит сейчас, то можно предположить, что более значительные и жесткие санкции еще впереди.

Составлено на основе материалов организации Митвим

Комментарии

Scroll To Top