News
You are here: Home » Home Page Projects » Мои проблемы

Мои проблемы

Александр Логовский

hevron-1

На встрече с мэром Хеврона Халедом Осайли (на снимке -крайний справа)

23 июня я принимал участие в поездке в палестинскую часть Хеврона, организованной общественным движением «Наше наследие — демократическая хартия».  Это по замыслу была встреча-общение с русскоговорящими палестинцами, окончившими высшие учебные заведения СНГ. Но в дополнение к этому нас принимал мэр города, с нами  обедала депутат палестинского парламента, очень милая, демократичная женщина.

Вначале я хочу сказать буквально пару слов о некоторых своих общих впечатлениях. Надеюсь, кто-нибудь расскажет об этом более подробно. К основной цели моей статьи я перейду чуть позже.

Нас в Хевроне принимали тепло. Я ожидал увидеть нищету  и разруху – ничего похожего. Город довольно-таки ухоженный, опрятный. Улицы, здания  — все выглядит очень прилично. Много нового строительства. У меня, признаюсь, создалось впечатление, что немало районов Хайфы и Крайот выглядят куда более запущенными. И очень боюсь, что не преувеличиваю. Арабские города Израиля – опять-таки мне показалось – выглядят более тесными, скученными и беспланово построенными, чем их палестинский собрат – я говорю конкретно о Хевроне. Это результат их полуузаконенного существования — правительство с одной стороны, как правило, не дает им разрешения на строительство, а арабские жители его и не просят. Где начало, а где конец этой цепочки я судить не берусь, но часто в таких городах и поселках нет общего плана. И вероятно – так пишут в печати – имеет место недостаточное финансирование. Как решают эту проблему власти Хеврона я не знаю, но результаты видел. И меня они удивили.

hevron-comerce chamber-2

На встрече с Председателем Торгово-прмыщленной палаты и предпринимателями Хеврона

При подъезде к городу буквально на всех склонах очень аккуратные каскады виноградников. Уступы выложены камнями, как и положено. Приходят в голову сады Семирамиды. Наглядное свидетельство трудолюбия. Мы были и в торговой палате. Нам, жаловались, что в условиях внешне закрытых израильскими властями границ развивать промышленность практически невозможно. Мы вежливо кивали головой. И, конечно, вполне ожидаемый вздох хозяев – если бы нам не мешали, здесь был бы рай.

 

Так ли это,  один бог знает, но судя по всему, «мафиозное правительство автономии», как его нередко именуют в наших СМИ – вопреки распространенному в Израиле мнению — разворовало финансовую помощь доноров из-за границы не до конца, кое-что оставило на пользу людям, и, наверное, немало. В противном случае город бы выглядел иначе.

Меня увиденное озадачило. Я невольно стал сравнивать. Не уровень жизни, а тенденции. У них на взгляд туриста тенденции,  судя по всему, к лучшему, у нас большинству приходится все тяжелее и тяжелее. Последние годы тенденция, безусловно, к  худшему. Неимоверный рост цен в Израиле на все самое необходимое при сохранении минимальной заработной платы и пособий говорит сам за себя. А реальный уровень жизни отражается на внешнем виде городов и на облике населения.  С  этой точки зрения взгляд туриста не хуже любых других методик расчета благополучия в стране. Конечно, Израиль богаче, но это просто означает, что мы слишком много денег тратим не на то и не на тех.

И еще о тенденциях, которые мне стали ясны из разговоров с палестинцами. Оккупированные палестинцы верят в будущее, в то, что будет лучше. Израильтяне от будущего не ждут ничего хорошего, уверены – будет тяжелее и опаснее. Это различие накладывает отпечаток на тех и других.

А вот и ложка дегтя. Нас предупредили, чтобы мы не говорили на иврите во избежание неприятностей. Мы – якобы туристы из России. Это – объяснили нам – связано не только с общими палестино-израильскими отношениями, но и — в том числе — с особенностью Хеврона. Об этой особенности и без меня много говорилось, я опять-таки в нескольких словах…

hevron-h2-4

Еврейские поселенцы с интересом смотрят на нашу делегацию с балкона

Речь идет о хевронском анклаве еврейских ортодоксов и о довольно обширной зоне вокруг этого анклава, в соответствии с соглашением занимающей практически весь старый город. Туда запрещен въезд палестинского транспорта, полиции, там зона вне закона. Ортодоксов там, по словам палестинцев, 600 человек, а охрана – по тем же источникам – четыре с половиной тысячи израильских солдат, каким-то образом сменяющих друг друга. В наших источниках я данных не нашел, приходится верить палестинцам.

Кого от кого охраняют — судить не берусь, но эксцессы, как вы знаете, происходят нередко. Впечатление жутковатое. За колючей проволокой, в окнах зданий, на балконах появляются силуэты в темном, как тени забытых предков. Улицы под домами поселенцев перекрыты палестинцами сетками и жестью, чтобы торговые ряды сверху не забрасывались чем ни попадя. Говорят, такое бывает нередко. Как можно так жить? Тяжелый узел, как-то его нужно бы развязать. И об этом больше говорить не хочется…

Но, к сожалению, основная тема, которой я хочу поделиться, ничем не лучше.

Вернусь в прошлое. За что мы не любили и не уважали Советский Союз? Я сознательно избегаю более жестких выражений. Конечно, за антисемитизм, но для обычного, не слишком национально озабоченного человека были еще более важные причины. И главная из них — железный занавес. Лагерь социализма был большим лагерем в буквальном смысле этого слова, то есть тюрьмой, откуда было практически невозможно выйти. Чтобы пересечь границы лагеря, нужно было подавать заявление в компетентные органы. Отказ не должен был ни мотивироваться, ни обосновываться. Нет – и все. То есть, все в нашей власти, хотим – дадим, не хотим — не дадим, и не спрашивайте почему. Именно это создавало у людей чувство полной зависимости от государства. Чувство зоны. Этого государство и добивалось. Только после открытия границ появилось осознание  свободы, ничем это заменить невозможно. Как можно было уважать и любить такое государство? Даже если оно сильное и могучее? Для этого нужно быть Прохановым.

Мы в Хевроне общались, как я уже говорил, с бывшими студентами ВУЗов СНГ и их русскими женами. Врачи, адвокаты. Один рассказал, что его жена живет в Иерусалиме, женаты они много лет. Чтобы пересечь несуществующие границы несуществующей Палестинской автономии, то есть пройти израильский пост, почему-то поставленный на том или ином месте, нужно иметь разрешение военной администрации Израиля  (компетентных органов). Ответ на просьбу – разрешение или отказ, никаких объяснений или обоснований не положено. Да или нет. Ни разу этот врач разрешения не получал. Жена к нему может приехать – он к ней нет. Даже в гости. Когда она попала в больницу, он написал в органы просьбу разрешить навестить жену. Ответ – нет.

Другой собеседник четырнадцать(!) раз подавал просьбу на выезд с территории Хеврона, нужно было куда-то съездить человеку – нет, нет и нет.

Все приводили подобные примеры. В наше время! После падения Берлинской стены. Сорок четыре года оккупации! Ведь ежу понятно, что не выпускают не потому, что обыскиваемый с ног до головы человек может внести ракету или атомную бомбу, какие там басни про безопасность! Это даже не ложь, а детский лепет. Цель все та же, она нам хорошо знакома, мы это испытали на своей шкуре — каждый должен чувствовать свою зависимость. И очень важно, чтобы без объяснений. Нет – и все. Кого-то безусловно выпускают, и в этом вся соль. Должно создаваться впечатление, что если будешь помалкивать и не высовываться, то, может быть, в следующий раз и тебе разрешат. В этих действиях нет и не может быть никакой пользы, разве что есть желание вызвать дополнительную ненависть и конфронтацию.

Все это даже не аналогия с описанным выше, а полное совпадение. Просто одно и то же. Но еще в худшем виде. Советский Союз делал это со своими подданными. Мы же относимся точно так же к людям, которые юридически нам никто. Разве что праотец был когда-то общий…

Я все это знал, но знать — это одно, а слышать от врача, юриста, инженера, солидных людей… А если даже не очень солидных? Мне было стыдно.

Вы уже поняли, в чем моя проблема. Я не скрою от вас, мне трудно уважать свою страну в сегодняшнем её виде и с сегодняшним её правительством. Это серьезная, очень серьезная проблема для человека.

Но есть еще одна, и не менее важная.

Но, к сожалению, основная тема, которой я хочу поделиться, ничем не лучше.

Вернусь в прошлое. За что мы не любили и не уважали Советский Союз? Я сознательно избегаю более жестких выражений. Конечно, за антисемитизм, но для обычного, не слишком национально озабоченного человека были еще более важные причины. И главная из них — железный занавес. Лагерь социализма был большим лагерем в буквальном смысле этого слова, то есть тюрьмой, откуда было практически невозможно выйти. Чтобы пересечь границы лагеря, нужно было подавать заявление в компетентные органы. Отказ не должен был ни мотивироваться, ни обосновываться. Нет – и все. То есть, все в нашей власти, хотим – дадим, не хотим — не дадим, и не спрашивайте почему. Именно это создавало у людей чувство полной зависимости от государства. Чувство зоны. Этого государство и добивалось. Только после открытия границ появилось осознание  свободы, ничем это заменить невозможно. Как можно было уважать и любить такое государство? Даже если оно сильное и могучее? Для этого нужно быть Прохановым.

Мы в Хевроне общались, как я уже говорил, с бывшими студентами ВУЗов СНГ и их русскими женами. Врачи, адвокаты. Один рассказал, что его жена живет в Иерусалиме, женаты они много лет. Чтобы пересечь несуществующие границы несуществующей Палестинской автономии, то есть пройти израильский пост, почему-то поставленный на том или ином месте, нужно иметь разрешение военной администрации Израиля  (компетентных органов). Ответ на просьбу – разрешение или отказ, никаких объяснений или обоснований не положено. Да или нет. Ни разу этот врач разрешения не получал. Жена к нему может приехать – он к ней нет. Даже в гости. Когда она попала в больницу, он написал в органы просьбу разрешить навестить жену. Ответ – нет.

Другой собеседник четырнадцать(!) раз подавал просьбу на выезд с территории Хеврона, нужно было куда-то съездить человеку – нет, нет и нет.

Все приводили подобные примеры. В наше время! После падения Берлинской стены. Сорок четыре года оккупации! Ведь ежу понятно, что не выпускают не потому, что обыскиваемый с ног до головы человек может внести ракету или атомную бомбу, какие там басни про безопасность! Это даже не ложь, а детский лепет. Цель все та же, она нам хорошо знакома, мы это испытали на своей шкуре — каждый должен чувствовать свою зависимость. И очень важно, чтобы без объяснений. Нет – и все. Кого-то безусловно выпускают, и в этом вся соль. Должно создаваться впечатление, что если будешь помалкивать и не высовываться, то, может быть, в следующий раз и тебе разрешат. В этих действиях нет и не может быть никакой пользы, разве что есть желание вызвать дополнительную ненависть и конфронтацию.

Все это даже не аналогия с описанным выше, а полное совпадение. Просто одно и то же. Но еще в худшем виде. Советский Союз делал это со своими подданными. Мы же относимся точно так же к людям, которые юридически нам никто. Разве что праотец был когда-то общий…

Я все это знал, но знать — это одно, а слышать от врача, юриста, инженера, солидных людей… А если даже не очень солидных? Мне было стыдно.

Вы уже поняли, в чем моя проблема. Я не скрою от вас, мне трудно уважать свою страну в сегодняшнем её виде и с сегодняшним её правительством. Это серьезная, очень серьезная проблема для человека.

Но есть еще одна, и не менее важная.

В нашей группе было двенадцать человек. И добрая половина из нас не видела в этих  рассказах ничего ужасного. На войне, как на войне. Это были русскоязычные израильтяне более-менее левых взглядов, все, что удалось собрать. Чем богаты, тем и рады. Сегодня абсолютное большинство русскоязычных израильтян, большинство израильтян не русскоязычных и, пожалуй, значительное большинство евреев за границей тоже не видят в этом ничего ужасного. Во всяком случае, находят этому какие-то причины или объяснения. Которые сводятся к очень простому: «А все равно они будут убивать евреев…».

Сейчас модная тема – многие в мире путают отношение к политике Израиля и отношение к евреям. Связывают одно с другим. В принципе это неверно. Евреи бывают разные. Но если большинство евреев поддерживают нынешнюю политику Израиля, то как их разделить? Как в таком случае не смешивать отношение к евреям с отношением к нашей политике? Такой вопрос я, к сожалению, задаю и себе.

Вот это и есть моя вторая проблема.

Фотографии Константина Гроссмана

Фотоальбом полностью

Комментарии

ставить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Scroll To Top