News
You are here: Home » Проекты » Проект «Безопасность Израиля» » Проект «Безопасность Израиля» » Политическая палестинская система: изолированная и раздробленная, недееспособная и находящаяся на пороге эскалации.

Политическая палестинская система: изолированная и раздробленная, недееспособная и находящаяся на пороге эскалации.

Уди Декель, Ноа Шустерман, Анат Курц

Стратегическая оценка положения Израиля 2020-2019, Институт исследований
национальной безопасности, январь

Палестинская политическая система разделена на две подсистемы – это
ХАМАС, который контролирует сектор Газы, и Палестинская администрация,
которая управляет Западным берегом. Хотя идея внутрипалестинского
примирения давно находится на повестке дня и получила широкую
общественную поддержку, маловероятно, что ситуация изменится до тех пор,
пока Махмуд Аббас остаётся президентом ПА. Аббас последовательно требует
разоружения военного крыла ХАМАСа, которое не подчиняется Палестинской
администрации, и мешает воплощению его главного принципа: «одна
администрация, один закон, одно оружие»; ХАМАС решительно выступает
против этого требования. Эти системы власти конкурируют друг с другом, им
трудно обеспечить свою легитимность на контролируемой ими территории и
остаётся лишь решать сиюминутные, не терпящие отлагательства проблемы.
Правительство ХАМАСа отличается активным и творческим подходом, оно
поддерживает активное «сопротивление» Израилю – как на низовом, народном,
так и на военном уровне, заботясь при этом, чтобы противостояние не
переросло в широкомасштабную военную кампанию. При этом, организация
подвергается внутреннему давлению из-за своей неспособности обеспечить
основные жизненные потребности населения сектора. ПА также находится в
процессе ослабления по внутренним причинам, её политический и
общественный статус ослабевает, и на её территории назревает серьёзный
экономический кризис.

Палестинская администрация

Ближайшими целями Палестинской администрации являются выживание,
укрепление правления ФАТХа и распространение наследия Махмуда Аббаса.
Движение ФАТХ, которое контролирует ПА, потерпело неудачу, так как оно
решило попытаться создать независимое палестинское государство. Теперь
перед ним стоит дилемма — как двигаться к поставленной цели, не теряя всего
того, что было ею достигнуто на переговорах в Осло. Хотя высокопоставленные

чиновники ПА время от времени угрожают всё демонтировать и «вернуть
ключи» Израилю, руководство ПА, похоже, опасается такого шага.

Экономические трудности являются серьёзной проблемой для ПА. В начале
2019 года администрация объявила, что прекращает получать деньги от
Израиля, после того, как израильское правительство принято решение о
вычитании из дотаций тех сумм, что ПА выплачивает в виде компенсации
семьям заключенных в израильских тюрьмах. Денежные поступления из
Израиля составляют значительную долю общих доходов Палестинской
администрации и заметны в показателях её ВВП. Хотя в ПА раздаются голоса,
призывающие к экономическому разрыву с Израилем, существует противоречие
между этим желанием и зависимостью ПА от Израиля в сфере трудоустройства
и торговли. Большая часть экспорта ПА направляется в Израиль, и почти одна
десятая часть всего её населения работает на израильских предприятиях. При
этом, к финансовым трудностям, образовавшимся в результате попыток
разрыва экономических связей с Израилем, добавились продолжающееся
сокращение денежной помощи со стороны США и уменьшение
финансирования UNRWA, а также затруднения с привлечением внешней
помощи, особенно со стороны арабских стран. В попытке смягчить негативные
тенденции, Израиль подписал с ПА соглашение о переводе денег, что позволило
бы ей относительно спокойно пережить 2019 год. И всё же, по причине
хронических бюджетных трудностей, власти ПА вынуждены были сократить
зарплаты и сократить расходы на государственный сектор, многочисленные
работники, которого оказались основными жертвами экономического кризиса.

Среди тех, кто пострадал от происходящего в ПА, оказались и сотрудники сил
безопасности, которые в значительной степени несут ответственность за
поддержание стабильности. Помимо материальных трудностей, сотрудникам
органов безопасности приходится противостоять общественности, которая
подвергает сомнению их легитимность в качестве стражей порядка. Уровень
доверия общественности к структурам ПА крайне низок по причине их
неэффективности и коррупции. Наряду с этим, координация между силами
безопасности ПА и ЦАХАЛом продолжается, в соответствии с
заинтересованностью ПА в предотвращении насильственных акций и в свете
последовательного отрицания Аббасом пути терроризма. И это, несмотря на
опросы, свидетельствующие об усилении поддержки насильственных методов
борьбы среди палестинской общественности.

Способность Палестинской администрации бросать вызов Израилю, от угроз
прекращения экономических связей до политической борьбы на всяческих
международных форумах, крайне ограничена. Более того, палестинская
проблема постепенно теряет свое центральное значение и важность в
региональном и международном дискурсе, в то время как Израиль гордится
установлением открытого и скрытого сотрудничества с арабскими

государствами, которые в прошлом высоко несли флаг палестинской борьбы.
ПА по-прежнему признается официальным представителем Палестины и
связующим звеном между палестинцами и миром в целом и арабским миром в
частности, но её влияние ослабевает по мере маргинализации палестинской
проблемы.

Смыслы и планы на будущее

Несмотря на непререкаемый авторитет Махмуда Аббаса, возглавляющего ООП,
Палестинскую администрацию и ФАТХ, его преклонный возраст и состояние
здоровья заставляют думать о будущем. В руководстве ПА постоянно
происходит подковёрная борьба. На следующий после ухода Аббаса день
события могут развиваться по одному из следующих сценариев:

  • Первый – избрание единого лидера ФАТХ Центральным Комитетом
    (вероятность от средней до высокой)
  • Второй – это разделение полномочий на три должности (председатель ООП,
    президент ПА и глава ФАТХ) и выбор коллективного руководства (вероятность
    от средней до высокой)
  • Третий – распад ПА, укрепление на Западном берегу племенно-клановых
    элементов и приход к власти региональных лидеров (вероятность низкая).
  • Четвертый – появление альтернативы существующей власти. Вероятность
    этого сценария очень низкая, хотя есть признаки поиска «другого пути» среди
    некоторых части населения.

Проблема наследования, а также потеря легитимности его правления в глазах
общественности привели Аббаса и его окружение к идее проведения
двухэтапных выборов в ближайшие месяцы. На первом этапе будут проведены
выборы в Законодательный совет, относительным методом, а на втором этапе
–выборы президента ПА. ХАМАС и другие фракции в принципе согласились с
этой идеей, но они выступают против закона о выборах (который Аббас
изменил в 2007 году), и который обусловливает проведение выборов
признанием ведущей роли ООП и соглашений, которые она подписала. Похоже,
что стороны устроили «игру в обвинения», чтобы возложить друг на друга
ответственность за провал выборов. В любом случае, ХАМАС будет
продолжать пытаться взять под контроль учреждения ПА и войти в ряды ООП.

Организация, скорее всего, воспользуется уходом Аббаса, чтобы потребовать
равноправного партнёрства с Палестинской администрацией и углубить своё
влияние на Западном берегу. У Израиля есть возможность минимизировать
ущерб, свести к минимуму влияние ХАМАСа на Западном берегу, и даже
продвигать инициативы после ухода Аббаса, но всё это до тех пор, пока он не
«назначает» нового правителя, а будет со стороны содействовать выдвижению
нового руководства в номенклатуре ФАТХа или на всеобщих выборах.

ХАМАС в секторе Газы

С марта 2018 сектор Газа находится в состоянии на грани взрыва, хотя Израиль
и ХАМАС отнюдь не стремятся к эскалации. Руководство ХАМАСа
предъявляет Израилю ультимативное требование: договорённость или
эскалация. Таким образом, было достигнуто ограниченное соглашение с
Израилем, которое включало согласие на доставку катарских денег в сектор
Газы, в обмен на обязательство умерить «народное сопротивление» на
пограничном заборе. В то же время руководство ХАМАСа практикует своё
военное сдерживание Израиля – организация пунктуально отвечает ракетным
огнём на израильскую военную деятельность. Кроме того, ракетные обстрелы
израильской территории используются в качестве инструмента оказания
давления на Израиль на переговорах по гуманитарным проблемам сектора Газы.

ХАМАСу приходится, с одной стороны, нести ответственность в качестве
правительства в секторе Газы, с другой – доказывать, что организация остаётся
частью палестинского движения сопротивления. В этом контексте он
сталкивается с тремя уровнями задач: первый – ХАМАС сам по себе разделён
на подгруппы, отличающиеся по отношению к фундаментальным вопросам:
сторонники приоритета отношений с Египтом противостоят сторонникам
Ирана, а сторонники ограниченной договорённости с Израилем о прекращения
огня находятся в оппозиции к тем, кто выступает за активное сопротивление и
применение силы. Таким образом, руководству трудно контролировать
ситуацию и инициировать сколько-нибудь значительные шаги. Второй уровень
– сложность или отсутствие желания сдерживать силовыми методами другие
организации сопротивления в секторе Газы («непокорные»), которые
преследуют свои собственные интересы. Третий уровень – ХАМАСу
приходится сталкиваться с растущей критикой со стороны общественности,
недовольной неэффективностью власти. Тем не менее, в 2019 году ХАМАС
продемонстрировал свою способность быстро подавлять социальные протесты,
направляя гнев населения против Израиля.

Смыслы и планы на будущее

Существует ряд возможных альтернатив израильской политике в отношении
ХАМАСа и сектора Газы:

  • Достижение договорённости с ХАМАСом при посредничестве Египта о
    прекращении огня на длительный срок взамен на щедрые послабления в режиме
    блокады сектора и продвижение проектов по восстановлению экономики и
    гражданских инфраструктур.
  • Создание условий для внутрипалестинского примирения, открывающего
    перспективы для возвращения сектора Газы под контроль Палестинской
    администрации (альтернатива, на которую Израиль не в состоянии повлиять).
  • Продолжение нынешней политики управления конфликтом, учитывающее
    происходящие изменения ситуации.
  • Полный разрыв Израиля с сектором Газы и с Западным берегом.
  • Проведение военной операции с целью уничтожения военного крыла
    ХАМАСа и «Исламского джихада».

Предпочтительной и наиболее выполнимой альтернативой является
установление долгосрочного перемирия между Израилем и ХАМАСом при
посредничестве Египта, предпочтительно в координации с Палестинской
администрацией (хотя это и маловероятно), что предполагает значительное
ослабление режима блокады сектора Газа и продвижение проектов по
восстановлению гражданских инфраструктур. В свете создавшихся уникальных
обстоятельств можно уверенно предположить, что проведение
крупномасштабной военной операции, которая будет гарантировать
сдерживание ХАМАС, не улучшит в значительной степени позиции Израиля на
переговорах и не создаст условия, которые были бы намного лучше, чем те, что
мы имеем на сегодняшний день. Кроме того, подобная военная операция не
приведёт к поиску решения, которое предотвратило бы в будущем наращивание
военной мощи ХАМАСом и «Исламским джихадом». В этом контексте Египет,
играющий важную роль в стабилизации ситуации и усмирении сектора Газы,
позиционирует себя в качестве единственного посредника между Израилем и
ХАМАСом, а также и «Исламским джихадом». Каир пытается мягко
сбалансировать конфликтующие интересы. С одной стороны, он работает над
созданием долгосрочной договорённости о прекращении огня между Израилем
и ХАМАСом, чтобы добиться стабильности и безопасности, что, в свою
очередь, будет способствовать восстановлению индустрии туризма на Синае и

экономических проектов на севере Синайского полуострова, избегая при этом
ввязываться в конфликт и не желая брать на себя ответственность за
происходящее в секторе. С другой стороны, Египет не рассматривает ХАМАС
как сторону в постоянном урегулировании и хочет, чтобы ПА восстановила
контроль над сектором Газы. В то же время, Каир пытается блокировать участие
других игроков в секторе Газы, особенно его соперников: Катара, Турции и
Ирана.

Главные задачи Израиля

Израиль имеет большое влияние на палестинскую систему власти. Его действия
указывают на то, что на практике он решил ослабить Палестинскую
администрацию и поставить под сомнение её статус «партнера» по будущему
урегулированию, хотя Израиль поддерживает с ПА координацию в вопросах
безопасности и предоставляет ЦАХАЛу полную оперативную свободу действий
на Западном берегу. Возможно, руководство Израиля считает, что «время
работает на Израиль». Поэтому, подход израильского правительства в последнее
десятилетие сводился к затягиванию времени и отсрочке под любыми
предлогами создания независимого палестинского государства.

Что касается политики Израиля по отношению к сектору Газы, то её цель
состоит в том, чтобы сохранить ХАМАС в качестве контролирующей силы (из-
за отсутствия альтернативы), но ослабленной, сдерживаемой и подконтрольной.
На практике Израиль проводит политику изоляции двух палестинских анклавов
и скрытно работает над тем, чтобы не допустить заключения примирения между
ПА и ХАМАСом. Эта стратегия может способствовать возникновению хаоса,
особенно если на следующий день после Аббаса начнутся беспорядки, и
экономическая ситуация в секторе Газы усугубится.

Наступили трудные времена для палестинской национальной идеи. С одной
стороны, ПА остаётся сторонником принципа «два государства для двух
народов», но, с другой стороны, среди молодых палестинцев набирает
популярность новая идея: отказ от требования государственной независимости
и борьба за равные права для палестинцев в едином с Израилем «государстве
всех граждан». Эти настроения могут усилиться в результате одного из
следующих сценариев или их комбинации: палестинская администрация будет
погружена в борьбу за наследство на следующий день после Аббаса или
произойдёт серьезный экономический и гуманитарный кризис; Израиль будет
продвигать шаги по аннексии территорий на Западном берегу, или будет
объявлен план президента Трампа по израильско-палестинскому
урегулированию без упоминания палестинского государства, таким образом,
чтобы признавать действия Израиля по аннексии.

Ожидается, что ХАМАС будет и впредь возглавлять демонстрации против
Израиля и инициировать насильственные инциденты в приграничных районах в
2020 году, пытаясь достичь лучшего для себя урегулирования, которое будет
включать снятие «блокады» и продвижение проектов по восстановлению и
созданию инфраструктур в секторе Газа, особенно — морского порта, в обмен на
готовность к длительному прекращению огня. В рамках широкомасштабного
урегулирования и в обмен на массовое освобождение заключенных из
израильских тюрем, ХАМАС может согласиться на возвращение удерживаемых
им тел израильских солдат и гражданских лиц. Однако ХАМАС не откажется от
своих военных разработок и вооружений (от воздушных змеев и взрывчатых
веществ до ракет, беспилотных летательных аппаратов и туннелей), цель
которых состоит в том, чтобы удержать Израиль от проведения военной
операции в секторе Газа и оказать на него давление во время переговоров,
проводимых при посредничестве Египта. В этом контексте нежелание ХАМАСа
принять участие в эскалации, начатой «Исламским джихадом» в ноябре 2019
года может быть истолковано, как выражение его стремления к достижению
политической договорённости с Израилем.

Если Израиль и ХАМАС не смогут договориться о длительном прекращении
огня и не будут его соблюдать, возрастёт вероятность широкомасштабного
военного противостояния в секторе Газы, что фактически станет нежелательной
эскалацией, в которой не заинтересованы ни одна из сторон (как это было с
операцией «Цук эйтан» летом 2014 года). Целью Израиля в такой военной
операции будет нанесение серьёзного удара по военному крылу ХАМАСа и
«Исламского джихада» – до такой степени, чтобы оно было полностью
уничтожено, одновременно стремясь сохранить политическое крыло ХАМАСа
в качестве действующего правящего органа и избежать сценария, в котором
ЦАХАЛ возьмёт под свой контроль весь сектора Газы.

В то время, как ЦАХАЛ к широкомасштабной операции в секторе Газы готов,
остаются неясными механизмы выхода из неё: командование ЦАХАЛа
предполагает, что после окончания операции все войска будут выведены из
сектора. Таким образом, вопрос о том, кто будет обеспечивать стабильность на
следующий день после вывода войск из сектора Газы, остаётся нерешённым. В
такой ситуации возможны два разумных сценария. Первый – явный военный
успех Израиля, достижение которого повлечёт за собой множество жертв, с
последующим подписанием договорённости – такой же, что ХАМАС согласен
подписать и на сегодняшний день. Второй – это намеренное или
незапланированное уничтожение в ходе операции структуры власти ХАМАСа,
которое приведёт к образованию вакуума власти, к хаосу и восстановлению
полного контроля Израиля над сектором Газы.

Рекомендации израильскому политическому руководству

Палестинская проблема была и остаётся на повестке дня Израиля. Бедственное
экономическое положение палестинцев не играет на руку Израилю, так как, оно
увеличивает вероятность эскалации, как в секторе Газы, так и на Западном
берегу. Однако нынешняя ситуация позволяет Израилю продвигать архитектуру
отношений даже без заключения всеобъемлющего соглашения, которое будет
основано на политическом, территориальном и демографическом разделении, а
также на независимом и эффективном палестинском правлении на Западном
берегу, и на ограниченной договорённости в секторе Газы, которая, по крайней
мере, предотвратят будущий военный конфликт. Для этого Израиль должен
действовать по двум каналам. Первый — укреплять Палестинскую
администрацию как единственного законного партнёра для будущего
урегулирования, одновременно помогая улучшить её имидж ответственного,
функционирующего и стабильного образования, переживающего
экономический рост. По мнению специалистов Института исследований
национальной безопасности, целесообразно поставить перед собой цель в форме
переходных политических соглашений, которые будут фиксировать разделение
и определять условия для сосуществования двух государств в будущем.

Второе – признание ХАМАСа в качестве временного ответственного партнёра в
секторе Газа и достижение с ним долгосрочного соглашения о прекращении
огня, в обмен на улучшение экономической ситуации в контролируемом им
районе. В то же время необходимо в тесной координации с Египтом и
Организацией Объединенных Наций или «ближневосточным квартетом», при
содействии международного сообщества добиться продвижения жизненно
важных гуманитарных проектов в секторе Газы.

План Трампа следует использовать в качестве рычага для будущих переговоров.
Администрация Трампа сформулировала решение, отличное от того, что
предлагали предыдущие американские администрации. План Трампа принижает
важность принципа «два государства для двух народов» и по-другому относится
к проблеме законности еврейских поселений. Пока неизвестно, будет ли
обнародован этот план, и когда это произойдёт, но в любом случае его, скорее
всего, не примут Палестинская администрация и Иордания, а также остальные
арабские государства. При этом, предполагается, что правительство Израиля
примет принципы программы Трампа. Логика, лежащая в основе плана, гласит,
что нельзя игнорировать сложившуюся на местах реальность. Подобный
подход, несомненно, отвечает интересам Израиля, так как, очевидным образом
улучшает его позиции на будущих переговорах, а также подтверждает
действующую установку, согласно которой время работает на Израиль, а не на
палестинцев. Израильское правительство должно воспользоваться планом
Трампа для создания двух отдельных и независимых политических
образований, а не для того, чтобы выставить ПА в качестве противника мирного

соглашения. Это необходимо сделать для того, чтобы сохранить ПА в качестве
партнера по процессу поэтапного разделения на Западном берегу, а также для
того, чтобы выручить её из бедственного положения.

Также в последние годы ведется подготовка законодательной базы для аннексии
земель, на которых расположены еврейские поселения в районе Иудеи и
Самарии. К этому нужно добавить обещание главы правительства Нетаниягу
об аннексии долины реки Иордан. Аннексия района Иудеи и Самарии или его
частей означает изменение основополагающего представления об Израиле, как
о еврейском, демократическом, безопасном и нравственном государстве с
признанными границами и международной легитимностью. Ожидается, что
широкая палестинская и международная общественность выступит
категорически против аннексии. Не приходится сомневаться в том, что такой
шаг также нанесет ущерб мирным отношениям с Иорданией и Египтом,
приведёт к росту насилия и терроризма и положит конец периоду координации
безопасности с ПА. Поэтому желательно не поддаваться на соблазн аннексии –
даже если подобные шаги признаются программой Трампа.

Что касается отношений с Иорданией, то Израиль рассматривается в
королевстве, как государство, ответственное за политический тупик и за
разработку плана Трампа, отвечающего его интересам. Большая часть
иорданской общественности убеждена, что израильские правые видят в
Иордании альтернативную родину для палестинского народа. Идея аннексии
является «красной тряпкой» для королевства и угрожает продолжению мирных
отношений. Здесь нужно упомянуть проблему сохранения статус-кво на
Храмовой горе и неспособность Иордании выполнять свою роль гаранта
безопасности в святых местах. Поэтому, наряду с выдвижением планов
политического урегулирования израильское правительство должно оказывать
экономическую помощь Иордании, выращивать «плоды мира» и укреплять
стратегический диалог с королевским домом.

https://www.inss.org.il/he/publication/the-palestinian-system-weakened-and-close-to-
escalation/

Комментарии

ставить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*

Scroll To Top