News
You are here: Home » Проекты » Проект «Безопасность Израиля» » Проект «Безопасность Израиля» » Эпидемия коронавируса и национальная безопасность – итоги экстренного обсуждения

Эпидемия коронавируса и национальная безопасность – итоги экстренного обсуждения

В ходе экстренного обсуждения в Институте исследований национальной безопасности, посвящённого политическим и военным последствиям эпидемии коронавируса, обнаружилась большая неопределённость, но были высказаны и идеи, позволяющие понять суть происходящего. Самая большая угроза мировой (и израильской) экономике связана с замедлением или отрицательным ростом экономики Соединённых Штатов, и на данном этапе способность США эффективно справляться с кризисом неясна. Что касается Израиля, то угроза эскалации на северной границе и в секторе Газы в ближайшей перспективе уменьшилась, но ужесточение пограничных ограничений по отношению к Палестинской администрацией может привести к её окончательному экономическому краху. В Израиле сложилась беспрецедентная ситуация, когда друг на друга наложились  политический кризис, острый бюджетный дефицит, множество  вызовов в сфере национальной безопасности и вспышка эпидемии коронавируса.  И всё это очень проблематично. Продолжение кризиса в течение следующих двух или трех месяцев может привести к отрицательному годовому росту. От ЦАХАЛа  может потребоваться оказание широкой помощи гражданской системе в течение длительного периода, при сохранении его в состоянии повышенной боевой  готовности. Даже при самом оптимистическом сценарии развития событий, выдвижение на первый план проблем в области здравоохранения и экономики, несомненно, затруднит реализацию многолетней программы преобразования ЦАХАЛа  («Тнуфа»)

Эйтан Барон, Яэль Гат, «Мабат аль», 1247 от 1 марта 2020 года

В последние недели вспышка коронавируса, который уже определён как «глобальная эпидемия», сотрясает весь мир, регион Ближнего Востока (где эпидемия ещё не достигла своего пика) и Израиль. В четверг, 12 марта, Институт исследований национальной безопасности (INSS) провёл в зале без аудитории интернет-трансляцию симпозиума по теме «Коронавирус, национальная безопасность и демократия». В обсуждении приняли участие профессор Гили Регев-Йохай, директор отдела профилактики и инфекционного контроля в медицинском центре «Шиба», экономист, профессор Мануэль Трахтенберг, бывший начальник Генерального штаба генерал (рез.) Гади Айзенкот, а также аналитики и исследователи из Института.

Дискуссия высветила высокий уровень неопределённости, которая до сих пор характеризует кризис, как среди лиц, принимающих решения, так и среди широкой общественности. Прошлый опыт, по понятным причинам, имеет весьма ограниченное значение, а большие пробелы в информации и знаниях о вирусе и его характеристиках и распространении затрудняют анализ ситуации и выбор оптимальных направлений в противостоянии эпидемии. Всё это сопровождается необходимостью справиться с лёгкость распространения всякого рода «фейк-ньюс» – лжи, искажений, преувеличений, ошибок и «теорий заговора». Итогом обсуждения стало составление более-менее вероятных  сценариев дальнейшего развития событий и поставлены вопросы о противостоянии кризису, требующие  дальнейшего обсуждения.

Международная система

Участники дискуссии проанализировали два основных глобальных сценария:

• Первый – относительно оптимистичный сценарий («коронавирус – это как тяжелый грипп»). По этому варианту, меры по предотвращению распространения вируса окажутся эффективными и, возможно, потепление температуры воздуха в апреле-мае приведёт к значительному замедлению распространения эпидемии, и она пойдёт на спад в Китае, в большинстве европейских стран и в Соединённых Штатах. Уже во втором и третьем кварталах года произойдёт нормализация торгово-экономических связей, а также восстановление отрасли туризма и авиации, и снижение годового показателя ВВП будет минимальным.

Второй сценарий более пессимистичный и предполагает «длительную глобальную эпидемию». Согласно второму сценарию, большинство стран мира не смогут замедлить темпы заражения и сдержать эпидемию, как минимум в течение следующих шести месяцев (и, вероятно, до конца года). В этой ситуации будет нанесён очень серьёзный ущерб торгово-экономическим связям и перемещению людей и товаров между странами. Все экономики мира впадут в глубокую рецессию, будут зарегистрированы драматические падения показателей ВВП большинства стран мира и многие миллионы людей на планете могут умереть от коронавируса.

Кризис не приведёт к изменению в соотношении сил между сверхдержавами, и, по всей видимости, все основные глобальные игроки, в итоге, окажутся в проигрыше. По крайней мере, в ближайшей перспективе можно прогнозировать, что участники международных систем, по-видимому, замкнутся внутри самих себя, изолированные государства усилятся, а масштабы  оказания помощи слабым странам, пострадавшим от эпидемии коронавируса, будут очень ограниченными. Радикальные структуры (такие, как экстремистские правые движения, террористические организации и автократические режимы) могут попытаться использовать ситуацию себе на пользу и действовать под покровом всеобщей паники. В ходе обсуждения также высказывалось мнение о том, что вспышка коронавируса обнажила уязвимости идеологии глобализации и, в более долгосрочной перспективе, может привести к переосмыслению некоторых из её основных компонентов (в частности, множественности авиарейсов, большой загруженности городов, зависимости экономики от цепочки международных поставок и лёгкости распространения недостоверной информации).

Самая большая угроза мировой (и израильской) экономике связана с замедлением или отрицательным экономическим ростом в Соединённых Штатах. В настоящее время не понятно, способны ли США эффективно справиться с кризисом и контролировать вспышку коронавируса на своей территории. Для того, чтобы успешно противостоять кризису необходимо самым коренным образом изменить стиль руководства президента Дональда Трампа, и в этом контексте очевидна его зависимость от профессионально-научных кругов, с которыми у него, мягко говоря, отсутствует даже отдалённое подобие доверия или взаимопонимания.

В любом случае, это весьма серьёзный удар по мягкому подбрюшью Дональда Трампа, который в самый разгар бурного предвыборного года получил резкий спад экономики и падение индексов фондового рынка, чей длительный рост он считал своим основным достижением  на посту президента. Таким образом, эпидемия коронавируса может поколебать электоральную базу Трампа на президентских выборах и создать реальную угрозу его пребыванию в Белом доме. Этот сценарий чреват весьма чувствительными последствиями для Израиля, которому Трамп предоставил беспрецедентно широкую поддержку на всех уровнях. Если демократы победят, и в Белый дом войдёт президент, чьи позиции в отношении Израиля более умеренные, поддержка Израиля и его свобода действий, как ожидается, сохранятся, но будут более ограниченными. По мере углубления экономического кризиса в Соединённых Штатах, вероятность сокращения сотрудничества с Израилем в области безопасности также возрастёт.

В отсутствие противоречащей информации, Китай в настоящее время более эффективно борется с кризисом, чем на первой фазе, когда он был поздно обнаружен и поздно были задействованы меры по борьбе с эпидемией. Механизмы регулирования и подавления, судя по всему, доказали свою действенность, хотя и были сопряжены с большими экономическими затратами и нарушением конфиденциальности (в той мере, в какой она существует в современном Китае). КНР начал использовать преимущества того, что эта страна была первой, столкнувшейся с эпидемией коронавируса, и первой, добившейся реальных успехов в борьбе с ней. Китайская модель «капиталистической автократии» может очаровать общественное мнение и завоевать популярность, хотя, осуществить её в других странах было бы весьма не просто. Даже без принятия «китайской модели», решение о пристальном наблюдении за гражданами и ограничении их свободы передвижения во время кризиса уже принято и в других странах. Дальнейшее распространение вируса (от Китая на Запад)  и борьба с ним может дать Китаю преимущества, благодаря ресурсам, имеющимся в его распоряжении, на фоне растущего спросом со стороны мировых экономик, которые пострадают от эпидемии, и западные страны, испытывающие большие трудности, не смогут с ним конкурировать.

Истинное положение с распространением коронавируса в России неясно, но можно ожидать, что Москва будет придерживаться свойственной ей стратегии противостояния, которая включает в себя информационную войну и использование потенциала выживания во время кризисов и лишений. Президент Владимир Путин уже воспользовался ситуацией для того, чтобы продлить срок своего правления до 2036 года. Его решение о прекращении партнёрства со странами ОПЕК, принятое с целью нанести ущерб добыче сланцевой нефти в Соединённых Штатах и продемонстрировать силу своей экономики – тоже пример использования ситуации в интересах России.

Кризис в Европе, население которой старше, чем где-либо ещё в мире, может привести к расширению существующих трещин в континентальных странах (борьба между радикальными правыми и социальными левыми, кризис беженцев), и к краху организационных структур ЕС  с самыми далеко идущими для Евросоюза последствиями.

Эпидемия коронавируса сопровождается распространением всевозможных слухов и «фейковых новостей», запущенных для того, чтобы усилить страх людей перед вирусом или указать на виновных  в его появлении. Эти слухи распространяются, как заинтересованными государствами, так и простыми гражданами, верящими в конспирологические теории. В свою очередь, СМИ повторяют некоторые из непроверенных сообщений.

Региональная система

На данный момент можно констатировать, что угроза эскалации напряжённости на Ближнем Востоке уменьшились из-за того, что все региональные игроки заняты кризисом коронавируса.  Согласно официальным сообщениям, эпидемия коронавируса на Ближнем Востоке имеет ограниченные масштабы (исключая Иран). Тем не менее, официальные отчёты вряд ли отражают реальное положение дел, и пик вспышки заболеваемости на Ближнем Востоке ещё не наступил. Кроме того, регион может быть зоной быстрого распространения эпидемии из-за высокой плотности населения во многих городах и миллионов беженцев и перемещенных лиц, кочующих из страны в страну. Вспышка может привести к глубокому и широко гуманитарному кризису и углубить фундаментальные проблемы, которые угрожают стабильности правящих на Ближнем Востоке режимов.

Что касается Ирана, то эпидемия коронавируса застала иранский режим во время одного из самых глубоких его кризисов. Нынешний нефтяной кризис накладывается на трудную ситуацию в экономике. Уровень доверия к режиму очень низкий, и вначале отрицание режимом проблемы коронавируса, а потом крайне неэффективная борьба с ним — всё это углубляет недоверие власти со стороны общественности.

И всё это происходит в свете ряда недавних событий, таких, как топливный кризис, сильные наводнения по всей стране и сбитый по ошибке украинский гражданский самолёт. Тем не менее, эпидемия и страх перед заражением ограничивают возможности широких акций протеста, что, несомненно, играет на руку режиму, который и в прошлые годы неоднократно демонстрировал готовность жестоко подавлять внутреннюю угрозу своему существованию. Кроме того, Иран является кризисоустойчивой страной, способной выдерживать напряжение, несмотря на большие человеческие потери.

Возможность незапланированной эскалации между Ираном и США была продемонстрирована на этой неделе после ракетного обстрела американской базы, на который американцы ответили ракетными ударами по местам базирования проиранских милиций. Однако в ближайшей перспективе можно прогнозировать, что эпидемия коронавируса в Иране продолжит сковывать и ограничивать политику противостояния американцам – как на региональном уровне, так и в сфере ядерных разработок (вероятность того, что в условиях кризиса Иран ускорит разработки в ядерной области существует и требует бдительности, сколь бы незначительной она сейчас ни казалась). В более отдаленной перспективе, примерно через месяцы, вероятен возврат Ирана к прежней политике демонстративного противостояния американским интересам в регионе. Что же касается процесса переговоров с Соединёнными Штатами, то, по мере обострения внутренней ситуации в Иране и сокращения его регионального влияния, соответственно, снижается вероятность такого сценария, при котором Иран в течение года за столом переговоров заключил бы с США новую договорённость по ядерной программе.

В настоящее время Иран является «импортёром эпидемии» в ближневосточные страны, входящие в радикально-шиитскую ось (Ирак, Сирия и Ливан). По всей видимости, источником распространения вируса стали иранские делегации, с которыми контактировали их местные партнёры. В Ливане было оказано широкое общественное давление на правительство, с целью прекратить воздушное сообщение между Бейрутом и Тегераном из-за очевидной угрозы распространения эпидемии. Можно предположить, что эта эпидемия усиливает давно уже зреющее недовольство растущим иранским присутствием в этой стране. Отметим, что были отменены и авиарейсы в Сирию.

Палестинская администрация и сектор Газа пытаются в точности воспроизводить действия Израиля в противостоянии с эпидемией коронавируса. Власти вводят крайне строгие ограничения, в попытке сдержать распространение вируса. Кризис проиллюстрировал важность существования сильной и эффективной Палестинской администрации. Без действенного контроля со стороны ПА в этой ситуации, коронавирус распространялся бы быстрее и мог бы проникать на территорию Израиля. Ужесточение ограничений на контрольно-пропускных пунктах между Израилем и ПА (не позволяющих въезд палестинских рабочим и провоз товаров), которое продлится более двух месяцев, чревато тяжёлым экономическим кризисом, который может привести к краху ПА и создать ситуацию хаоса на Западном берегу.

Поэтому Израилю так важно развивать сотрудничество с Палестинской администрацией и арабскими странами, с которыми у него есть мирные соглашения, Египтом и Иорданией: обмениваться с ними научными знаниями, налаживать поставки медицинского оборудования и лекарств и координировать пограничные пункты и режим передвижения по ним.

Относительное спокойствие в секторе Газы, наблюдаемое в последние дни, связано с тем, что ХАМАС сосредоточился на попытках предотвратить распространение эпидемии, а также с множеством облегчений режима блокады, осуществлённых Израилем. Отмена этих послаблений или сокращение сотрудничества в области борьбы с эпидемией может положить конец относительному спокойствию и повысить вероятность эскалации напряжённости и возобновления массовых беспорядков на пограничных заграждениях вокруг сектора Газы.

Израиль

Сложившаяся в Израиле беспрецедентная ситуация, когда совпали  политический кризис, острый бюджетный дефицит, множество  вызовов в сфере национальной безопасности и вспышка эпидемии коронавируса весьма проблематична. Участники обсуждения предполагает, что Израиль будет действовать по одному из двух изложенных ниже сценариев:

• «Коронавирус не страшнее обычного гриппа» (оптимистичный сценарий) . Согласно  этому сценарию, весной уровень заражения будет значительно замедлён, число пациентов в израильских больницах составит сотни, а не тысячи, и будут зарегистрированы лишь единичные случаи летального исхода. Такая же тенденция возможна и в Китае, в большинстве европейских стран и Соединённых Штатах, таким образом, режим изоляции будут ограничен только теми странами, где показатели заболеваемости останутся серьёзными. Торгово-экономические отношения между странами, преодолевшими кризис, постепенно вернутся в нормальное русло, а сферы туризма и гражданской авиации восстановятся. При таком оптимистичном сценарии будет зарегистрировано незначительное снижение ВВП – в размере 0,5-1 процента, это означает, что ежегодный экономический рост будет по-прежнему составлять около 2 процентов.

• «Страна в режиме блокады» или «Больное государство» – это два отдельных сценария, базирующиеся на предположении, что кризис не закончится в течение ближайших шести месяцев, ВВП значительно снизится, а годовой рост будет выражаться отрицательным показателем. Тем не менее, эти сценарии отличаются между собой тем, как страна будет справляться с кризисом – продолжая жёсткую изоляцию и даже, вводя режим полной блокады (аналогично тому, что происходит сейчас в Италии), или же попытается вернуться к нормальной экономической активности, продолжая борьбу с опасной эпидемией. Ещё более худший сценарий – это «распадающееся государство» – то есть, потеря контроля государственных органов над эпидемией, ведущая к их краху и потере доверия к правительству и властям.

Задачи, стоящие в нынешней ситуации перед ЦАХАЛом, – это, во-первых, поддержание боевой мощи и здоровья личного состава таким образом, чтобы командование могло решать проблемы безопасности и оказывать содействие и помощь гражданской системе, которая, вероятно, будет нуждаться в такой помощи по мере продолжения кризиса. При этом, действуя в новых условиях, армия должна будет оставаться в состоянии полной боевой готовности.

В ходе дискуссии подчёркивалась важность для ЦАХАЛа продолжения многолетней программы военного строительства, и было достигнуто относительно широкое согласие участников в том, что сомнительно, что на это будут найдены средства. Речь идёт о плане, который недавно был подготовлен начальником Генерального штаба ЦАХАЛа генералом Авивом Кохави (план «Тафнит»). Это понимание со стороны специалистов вытекает из признания необходимости направления государственных ресурсов в другие области (особенно в здравоохранения и восстановление экономики) и «тушение пожаров» – то есть, решение неожиданно возникающих проблем во всех сферах при существующем бюджетном дефиците.

Требование к вооружённым силам принять участие в гражданских мерах по борьбе с эпидемией коронавируса, по-видимому, объясняется спецификой Израиля, но для этого понадобятся концептуальные изменения в армии и других органах государственной безопасности. При этом, в ходе полемики было высказано также мнение, что такое требование может оказаться ошибочным, так как, неизвестно, на какой срок понадобится помощь армии, то есть, как долго ей и другим силовым ведомствам придётся отвлекаться  от выполнения своих основных задач. В этой связи, по-видимому, нужно будет выработать сложный баланс, поскольку необходимо также принимать во внимание важность того, чтобы органы, стоящие на страже безопасности Израиля, сохраняли свою боеготовность в трудный период эпидемии.

Что касается представленных возможностей, то нынешний кризис можно также рассматривать как «учения в условиях, максимально приближённых к боевым», когда в стране объявлена реальная чрезвычайная ситуация и можно изучать и внедрять новые механизмы для повышения социальной и национальной устойчивости, в том числе, посредством активизации гражданских общин, удалённой работы через Интернет и решения проблемы нехватки мест в больницах.

https://www.inss.org.il/he/publication/coronavirus-discussion/

Комментарии

Scroll To Top