News
You are here: Home » Home Page Projects » Уроки Женевы

Уроки Женевы

Марк АмусинМарк Амусин

 

Соглашение по иранской ядерной проблеме, достигнутое в Женеве, — событие немаловажное, хоть и не эпохальное, или, как правильно определили его на Втором канале нашего телевидения, «серьезное, но скромное». Это, в конце концов, только промежуточная договоренность, которая предполагает еще долгий переговорный процесс. И все же – каково его значение для нас, для Израиля?

Руководство наше, по традиции и инерции, хмурит брови: «бэд дил», плохая и опасная сделка. Собственно, сейчас ему ничего другого не остается, как стоять на своем. А вот раньше, несколько месяцев назад, можно было попытаться «оседлать волну», а не барахтаться неуклюже под ней.

Говоря объективно, положение наше в плане безопасности после Женевы, не ухудшилось, скорее наоборот. Ведь в чем подлинный, не отягощенный лозунгами и догмами интерес Израиля? В том, чтобы Иран не стал обладателем ядерного оружия и чтобы мы не оказались втянуты в вооруженный конфликт с этой страной (только идиоты могут верить, что военное противостояние с Ираном может принести нам реальные выгоды – намеки на возможные наши односторонние действия являются блефом, впрочем, вполне принятым в подобных играх). Обе эти опасности сейчас отдалились.

Конечно, Иран остается нашим региональным соперником. Аятолла Хаменеи продолжает сотрясать воздух звучной антиамериканской и антиизраильской риторикой.

Но что плохого в том, что иранцы прекращают 20%-е обогащение урана, обязуются не увеличивать в течение полугода общий объем обогащенного урана, а главное, соглашаются на гораздо более пристальный контроль со стороны инспекторов Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ)?

 

IMG_3346

 

Кроме того, не только ядерные разработки, но и вся внешняя политика Ирана оказывается теперь – еще больше, чем прежде – в фокусе внимания международной общественности. А это сделает какие-либо резкие «телодвижения» с их стороны особенно затруднительными.

Так что стратегическое положение Израиля после Женевы фактически не пострадало. Некий политический и «имиджевый» урон, однако, налицо. А ведь его, кажется, можно было избежать. Биньямин Нетаниягу в течение многих лет последовательно держал курс на жесткое противостояние с Ираном и сумел, честь ему за это и хвала, привлечь на нашу сторону немалые силы на международной арене. Экономические санкции и международная изоляция сделали свое дело: в Иране к власти пришла новая команда, в официальных заявлениях властей зазвучали призывы к диалогу и взаимопониманию с Западом. (Кстати, с месяц назад в СМИ промелькнуло сообщение: наши «компетентные круги» считают, что в иранской политике действительно, а не на словах, происходят серьезные перемены.) «Большой мир» позитивно отреагировал на эти сигналы.

Тут бы и нам признать, что принятые меры принесли плоды и что нынче открывается перспектива более конструктивных отношений с нашим заклятым врагом. Никто не ждал, чтобы мы открыли объятья режиму аятолл. Но почему было не выразить солидарность со складывающейся общей позицией США и Европы, России и Китая?

Нам говорят: Иран остается государством, стоящим «на пороге» овладения ядерным оружием, сохраняющим эту возможность. Верно, но вопрос в том, каким образом не дать этой возможности реализоваться. И в этом плане наше руководство снова демонстрирует негибкость и переоценку собственных сил. Ясно ведь, что в международных отношениях нынче берет верх тенденция к отысканию компромиссов, к уходу от жестких силовых решений. Мир наш становится все более взаимозависимым и чувствительным к потрясениям. Все труднее оценить риски даже ограниченной конфронтации.

Опыт конфликтов в Ираке и Афганистане, в Ливии и Сирии показал, насколько непредсказуемым оказываются результаты применения силы. Попытки загнать Иран в угол, «сломать» его были чреваты военным столкновением, несравненно более масштабным. Лидеры великих держав это прекрасно понимали и, при всех разногласиях между ними, согласованно выбрали дипломатический путь решения проблемы, пусть долгий и сложный.

Наше же правительство, очевидно, по-прежнему делало ставку на «полный и окончательный разгром» противника – в том числе военной силой. Тут-то и выяснилось, что позиции – наша и американская, о таких «игроках», как Китай и Россия я даже не говорю – оказались весьма не близкими.

Можно ли было, даже при всем при этом, добиться более удовлетворительных для нас условий соглашения? Может быть и да. Но тут уже сыграл свою роль более широкий контекст. Наши союзники, к которым мы обращались, несомненно держали в уме, что мы требуем от них по иранскому направлению «всего», не желая сделать ничего для решения палестинской проблемы. А ведь, что бы там ни говорилось, международная политика – это система многих уравнений и неравенств, взаимосвязанных и взаимовлияющих.

 

529153_535764976507830_2056071455_n

 

Женевские договоренности по иранской ядерной программе содержат в себе несколько важных уроков, приложимых и к израильско-палестинскому конфликту. Во-первых, выясняется, что при наличии политической воли можно распутывать самые сложные узлы. Во-вторых, успешный исход переговоров может быть обеспечен только взаимными уступками, постепенным сближением позиций сторон. И наконец, стороны в переговорах должны отчетливо сформулировать – хотя бы для себя, — в чем состоят их реальные, точнее, реализуемые интересы. Ибо исполнение всех желаний и мечтаний случается только в сказках.

Не следует подменять стратегическое видение одной лишь опорой на принцип безопасности – абсолютной и гарантированной на все времена и все случаи безопасности не бывает. А оптимизации положения страны и минимизации рисков можно достичь только динамичной и конструктивной политикой, поиском общих точек и баланса интересов с друзьями, с партнерами по переговорам и даже с потенциальными врагами.   

 

 

Комментарии

5 comments

  1. Статья Марка сильная и аргументированная, как всегда. ИМХО, воинственная риторика, истеричные речи ПМ и его приближенных, спонтанная безрезультатная поездка в Россию говорит об одном из двух: 1. Он хотел отвлечь нас от проблем мирного процесса или 2. Если первое не так, то ПМ и его команда очень плохие политики, что опасно для нас всех. И кстати, необходимо ПМ знать, что история Ирана (Персии) насчитывает 5000 лет, в то время как наша история- немногим более 1000 лет. На каком-то небольшом промежутке времени мы обогнали в развитии Иран, но это не значит, что с ним не надо считаться.

  2. Выводы — спорные….

Leave a Reply to uri Cancel reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Scroll To Top