News
You are here: Home » Home Page Projects » Израиль выбирает неравенство

Израиль выбирает неравенство

IMG_0940
Мейрав Арлозоров  (TheMarker»)

Израиль занимает сегодня не самое почетное, 5-е, место по уровню экономического неравенства среди развитых стран – только в Мексике, Чили, Турции и США социальный разрыв в обществе выше, чем у нас. Вместе с тем, за этой, не слишком комплиментарной для нас, цифрой скрывается весьма сложная и неоднозначная реальность, попытка толкования которой нередко приводит к путанице.

 

Во-первых,  рост экономического неравенства в Израиле в последние годы замедлился – рекордные цифры были достигнуты в 2006 году, и с тех пор этот показатель снижается. При этом уровень социального неравенства в нашей стране выше, чем был десятилетие назад.  Во-вторых, степень экономического неравенства измеряется в соответствии с уровнем дохода нетто – заработная плата, которую граждане получают после выплаты налогов, и социальные пособия. Если же определять этот показатель по доходам брутто, до вмешательства социального государства, высняется, что показатель неравенства в нашей стране не столь уж страшен. По критериям рынка труда мы занимаем лишь 9-е место по степени экономического неравенства – Израиль является государством с уровнем экономического равноправия более высоким, чем Италия, Франция, Испания, Ирландия, Италия и Великобритания.
IMG_5024

 


Из всего это напрашивается вывод, что рынок труда в Израиле, сам по себе, не страдает от столь уж значительного неравноправия. Проблема социального разрыва в доходах связана, прежде всего, с тем, как правительство осуществляет вмешательство в вопрос распределения заработанных гражданами средств. Израильское правительство взимает меньше налогов и выплачивает меньше пособий, в результате чего его борьба с разрывом в доходах населения является менее успешной, чем в других странах. В странах OCED (Организация экономического сотрудничества и развития) средний показатель экономического неравенства составляет 47% — до государственного вмешательства и 31,4% — после него. В Израиле уровень экономического неравенства составляет 50,1%, а после государственного вмешательства – лишь 37,6%. Мы делаем намного меньше других с целью сокращения экономического разрыва между гражданами.

 

Таким образом, основная причина социального неравенства в Израиле заключается в проводимой правительством политике. Наше правительство действует недостаточно для того, чтобы сократить экономический разрыв. Согласно исследованию, проведенному Офером Корнфельдом из Тель-Авивского университета и Ореном Даниэлем из Гарвардского университета,  поворотным моментом в политике правительства в сфере преодоления экономического неравенства стал 2002 год.

 

 До кризиса, разразившегося в 2002 году, государственная политика в сфере налогообложения и выплаты социальных пособий была направлена на сохранение определенного уровня неравенства. Начиная с 2002 года, в результате уменьшения налогов и сокращения пособий, эта тенденция изменилась. Уменьшение налогов помогло различным группам населения в более или менее равной степени, однако сокращение пособий нанесло серьезный удар лишь по наиболее слабым слоям населения. То есть, неимущие, в результате сокращения социальной помощи, расплатились за уменьшение налогов для всех граждан, включая тех, кто был намного богаче их.

Корнфельд и Даниэль приходят к однозначному выводу, что во всем виновато государство, политика которого привела к тому, что Израиль стал рекордсменом по уровню социального неравенства среди развитых стран. Вместе с тем, они признают и тот факт, что данная политика правительства имела положительные результаты. В последние годы тенденция изменилась и уровень экономического разрыва в доходах стал снижаться – благодаря тому, что все больше израильских граждан задействованы на рынке труда.

 

 Уровень экономического неравенства в Израиле снижался постоянно, начиная с 2002 года, и сегодня он находится на самой низкой отметке за последние 15 лет (с 1997 по 2011 гг.). Довольно просто объяснить причины некоторого снижения уровня экономического неравенства в этот период. Это связано с тем, что параллельно происходило драматическое уменьшение семей, в которых никто не имеет заработка. Можно выразиться иначе, происходил постоянный рост числа граждан, получающих жалование. Два этих показателя (уровень экономического неравенства и количество имеющих заработок) имели положительную тенденцию – начиная с 1997 года.

 

 Корнфельд и Даниэль обнаружили, что снижение уровня экономического неравенства с 2002 года связано со снижением этого неравенства между теми, кто работает, и теми, кто нет. Этот разрыв сократился значительным образом.

 

 Все это произошло потому, что увеличилось число граждан, задействованных на рынке труда, а также благодаря правительственному вмешательству – речь идет об увеличении минимальной заработной платы и улучшении ситуации в сфере соблюдения трудового законодательства.

 

 Политика правительства, проводившаяся с 2002 года, наряду с сокращением социальных пособий, имела также и положительные стороны. «Уменьшение налогов, сокращение пособий вместе с возобновлением экономического роста после 2-й интифады, — пишут Корнфельд и Даниэль в своем исследовании. – привели к увеличению числа граждан, задействованных на рынке труда, это и стало причиной сокращения экономического разрыва в доходах на душу населения – до вмешательства правительства в распределение заработанных гражданами средств (налоги)».

 

 

 Таким образом, государственную политику, проводившуюся в данной сфере с 2002 года, можно определить, как политику сознательного выбора.  Государство решило увеличить уровень социально-экономического неравенства, чтобы стимулировать выход граждан на работу. Уменьшение налогов и сокращение пособий как нельзя лучше стимулируют этот процесс – либо делают выход на работу более выгодным, либо делают слишком проблематичным невыход на работу. Данные свидетельствуют о том, что эта политика достигла своей цели – число граждан, задействованных на рынке труда постоянно растет. Но платой за это является рост социального неравенства в целом (а не только между работающими и неработающими гражданами). Насколько разумной является такая политика?

 

 Корнфельд полагает, что не является. Он полагает, что во многом рост числа граждан, занимающихся той или иной трудовой деятельностью, никак не связан с действиями правительства. Эти показатели отражают рост числа женщин, задействованных на рынке труда и увеличение возраста выхода на пенсию – что увеличило число работающих пожилых людей. Можно, разумеется, не согласиться с этим объяснением, настаивая на том, что борьба правительства с теми, кто не хочет работать (путем сокращения пособий, введения программы «Висконсин» и пр.) принесла свои плоды.

 

 Вопрос заключается в том, являлась ли эта политика (даже если согласиться с тем, что она была успешной) достаточно взвешенной и пропорциональной? Следует ли продолжать действовать таким же образом?  Корнфельд отмечает, что некоторые группы населения дорого заплатили за данную политику правительства. Например, арабское население, которое, с одной стороны получила «удар» в виде сокращения пособий, а, с другой стороны, оказалась в ситуации, в которой очень сложно найти работу в силу объективных причин – дискриминация, более низкий уровень образования, географическая удаленность.  Иными словами, недостаточно только лишь наносить удары по тем, кто не работает, используя для этого уменьшение пособий и увеличение косвенных налогов. Следует также оказать этим людям помощь, поддержать их, дать им возможность интегрироваться на рынке труда. В этой сфере государство Израиль делает крайне недостаточно.

Перевод Гая Франковича на сайте РеЛевант

למקור לחץ כאן

Комментарии

Scroll To Top