News
You are here: Home » Home Page Projects » У каждого своя Библия

У каждого своя Библия

РелигияДавид Эйдельман

Несколько дней назад в англоязычной версии газеты «Гаарец» наткнулся на статью «Разве Адам и Ева говорили на голландском?» арабского автора Халеда Диаба, в котором автор, вопрошая, иронизируя и стебясь по мере сил, сообщает, что, по-видимому, евреи, как всегда, все напутали, Земля обетованная находится совсем не там, где они думают. На самом деле она расположена в паре тысяч километров к северо-востоку — в Нидерландах и Бельгии.

Это не только ирония, которую можно подкрепить личными впечатлениями, сравнив Израиль и Палестинскую автономию с странами Бенилюкса на предмет насколько «райской» является жизнь здесь и там. Нет. На этот счет есть всамделишная теория. Теория, которая помещает земной Эдем на территорию современных Нидерландов и Бельгии, восходит к эпохе Возрождения. Именно тогда мыслитель Иоганн Горопий (Бекан), живший в XVI столетии придворный врач и теоретик языкознания (между прочим, он, будучи основоположником сравнительного языкознания, первым заметил родство индоевропейских языков), предположил, что Эдем был расположен в Антверпене, а Адам и Ева говорили на антверпенском диалекте голландского языка. Он считал, что имя Адам наверняка происходит от голландского словосочетания Haat-Dam («Плотина от ненависти»), а Ева — это Eeuw-Vat («Вечная бочка»)». Подобным же образом он определил происхождение имен Каина, Авеля, Ноя, Авраама, Моисея и других библейских персонажей. Для него такая этимология казалась самоочевидной. В конце концов, он был убежден, что голландский язык буквально является древнейшим в мире: само его название Dutch произошло от слова De Oudst — древнейший.

Многие современники высмеивали учение Бекана, однако оно не казалось им абсурдным. Так, Адриан ван дер Шрик, исследователь фламандских диалектов, живший примерно в одно время с Беканом, утверждал, что «нидерландцев вместе с галлами и германцами в древнейшие времена называли кельтами, которые пошли от иудеев».

С этой теорией происхождения нидерландцев соглашались в ту пору голландские евреи, нашедшие приют в этой стране, которая тогда была наиболее веротерпимой в Европе. Согласно взглядам голландских евреев, голландцы были одним из потерянных колен Израилевых, а именно коленом Завулоновым. Как-никак одного из детей Завулона звали Хэлон и он подарил свое имя Голландии.

IMG_0904

Диаб обращает внимание на то, что подобная точка зрения существовала не только в Нидерландах: в Великобритании также существовало учение о связи британцев с древними иудеями, получившее название «британский израилизм». Его основателем был личный секретарь Оливера Кромвеля Джон Садлер. Оно приняло такой размах, что в 1933 году теолог К.Т. Даймонт писал, что англоизраэлиты превратили «Библию» в настольное пособие национальной мании величия».

Оливер Кромвель

Оливер Кромвель

 

Собственно говоря, именно революционеры Кромвеля были первыми «политическими сионистами». Пуритане начали читать Ветхий Завет как историческую хронику задолго до того, как эта мысль пришла в голову еврейским сионистам. Они первыми превратили ветхозаветные истории в манифест, требовавший политического истолкования. Эту тему подробно, смакуя, рассматривает профессор Шломо Занд в книге «Кто и как изобрел Страну Израиля». 

Реформация ускорила перевод Ветхого и Нового Заветов с латинского на немецкий, английский, французский, датский, голландский. Древние ветхозаветные евреи заговорили на живых языках. Изобретение книгопечатания превратило Библию в первый в истории бестселлер. Авторитет ставшей необычайно популярной Книги подменил авторитет папства, как носителя божественной истины. Возобладало стремление «вернуться к источникам» и полагаться лишь на них, минуя каких бы то ни было посредников, придало текстам ореол обновленной аутентичности.

Книжная ярмарка в Иерусалиме

Затем пуритане, заселявшие Северную Америку, чувствовали себя войском Иисуса Навина и героями Книги Судей.

Революция Протестантизма — оставить человека со Священным Писанием без посредников. 

Книжная ярмарка в ИерусалимеРелигиозные институты и авторитеты тысячелетия предупреждают об опасности буквального прочтения и отсебятины толкований, требуя изучать Священное писание в рамках заданных традицией и авторитетными интерпретациями. В ответ на мое возражение «Но тут же так написано?!» раввин ответил «Только мышь проглатывает книгу буквально».

Вообще история Книги книг — это во многом история её цензурных запретов. Даже в ХХ веке государственная цензура Библии была широко распространена не только в странах социалистического лагеря. Многие попытки подвергнуть Библию цензуре были зафиксированы даже в США. Родители, религиозные группы, сторонники отделения государства от религии предпринимали попытки изъять Священное Писание из школьных библиотек и исключить из школьных программ.

Католическая церковь в Средние века наказывала за попытки перевода Библии на общедоступные языки. Между текстом и паствой ставились толкователи…

Британский протестантизм предположил: раз Бог говорит с человеком посредством Библии, то изучение ее — право и обязанность каждого. Когда в конце XIV века, вопреки церковным запретам, появился первый полный перевод Библии с латыни на английский язык, выполненный ученым-реформатором Джоном Уиклифом и его учениками, то без специального церковного разрешения в Англии его использование было запрещено. В 1409 году Кентерберийский собор в церкви св. Павла в Лондоне выпустил декрет, запрещающий перевод Священного Писания и чтение новых его переводов без специального разрешения под угрозой отлучения от церкви.

Книжная ярмарка в Иерусалиме

Победа реформации в XVI век позволила Британии предложить другой путь. И не только для себя. Первое Библейское общество, которое ставило перед собой задачу перевода Библии на национальные языки разных народов, издание и распространение Книги по доступной цене, было образовано в Великобритании в 1804 г. «Британское и Иностранное Библейское общество» (British and Foreign Bible Society) печатало библейский свод книг без каких-либо объяснений и примечаний, ибо считало, что Библия сама за себя и говорит, и сама себя объясняет. Оно также исходило из весьма прагматической цели — максимального нивелирования вероисповедальных отличий. Когда человек открывает Книгу книг и остается с текстом, без всяких объяснений и примечаний наедине, то не столь уж важно к какой именно конфессии христианства он принадлежит.

Книжная ярмарка в Иерусалиме«Мы смотрим в Библию весь день:

Я вижу свет, ты видишь тень»

Вильям Блейк (перевод Самуила Маршака)

Однако, библейский текст настолько многообразен, что каждый может найти в нем своё. И находились люди, группы людей, народы, которые отличались весьма «своеобразным» толкованием Священного Писания. Буры, заселявшие Южную Африку, нашли в Ветхом Завете опадание расизма и расовой дискриминации.

Когда при Александре I был осуществлен перевод Библии на современный русский язык и началось широчайшее распространение дешевых, субсидируемых государством изданий Священного Писания, то это способствовало необыкновенному росту различных сект. Враги общедоступной Библии говорили, что она играет на руку старообрядцам, хлыстам, даже скопчеству. Английскому путешественнику рассказывали, что в армейском полку, получившем русские книги Нового Завета, под влиянием чтения их разом оскопилось 17 человек. Когда об этом доложили петербургскому митрополиту Серафиму, он ответил, что если люди неправильно поняли Писание, то оно им сейчас нужно ещё больше, чем прежде.

Mamilla  קניון ממילא«Бог не писал в своей скрижали,
Чтобы себя мы унижали.
Себя унизив самого,
Ты унижаешь Божество…
»

Вильям Блейк (перевод Самуила Маршака)

Самый первый перевод библейских текстов Септуаги́нта (перевод семидесяти толковников) на древнегреческий язык уже ознаменовался очень своеобразным истолкованием первых же глав Торы. Когда греческие философы в Александрии прочли, ценившие познание, прочитали про то, что Создатель мира запретил вкушать плоды с Древа Познания Добра и Зла, а Змий разрешил, они начали почитать змея и осуждать этого самого Сотворившего мир, которого они стали называть «демиург». Демиург создает материю и заключает души в материальных телах. Демиург-тюремщик — причина всех бед и несовершенств, «злое» начало мира. Несовершенный дух-творец мира, в отличие от Бога, «доброго» начала. Философы пришли к выводу, что Демиург — плохой, а змей — хороший. Так появилось гностическое учение «офитов» (от греческого слова «офис» — змей).

Один из самых ярких американских политических философов Майкл Уолцер (род. в 1935 году) говорил, что путь сынов Израилевых от рабства к свободе, из Египта в Землю обетованную, веками давал людям революционный образец, в том числе, лишенный мессианских коннотаций.

По сути прочтение любой книги — это реконструкция её содержания при помощи кирпичиков собственного душевного опыта читателя. Кирпичики у всех разные. Поэтому и восприятие Книги книг — тоже. И может ли кто-нибудь утверждать, что его восприятие единственно верное?!

Книжная ярмарка в Иерусалиме


Гершом Шолем ставил вопрос: может быть, смысл библейского повествования в конечном итоге совпадает с полным диапазоном его толкований?

Великий английский поэт и проповедник Джон Донн писал: «Все человечество создано одним автором и составляет один том. Когда умирает человек, одна из глав не вырывается из этой книги, а переводится на более современный язык. И такая судьба ожидает все главы».

Настоятель лондонского собора Святого Павла Джон Донн считал, что Всевышний постоянно переводит свою книгу, используя разных переводчиков: какие-то части книги переводит возраст, какие-то — болезнь, иные — война, какие-то — правосудие.

В каждом переводе присутствует рука Господа, и Его же рука вновь переплетет наши рассеянные листы.

Развивая мысль поэта-проповедника, можно предположить, наверное, что все наши истины относительны, поскольку все переводы несовершенны. Все переводы — грешат искажениями, связанными с субъективностью переводчиков и особенностью ситуации перевода.

Однако, все таки, хочется верить, что все мы, приближаясь, падая, заблуждаясь, но вертимся вокруг некоторого сокровенного оригинала, где все изложено предельно точно и четко, а истины вечны для всех случаев, всех обстоятельств, всех стран, всех поколений.

Но даже если такой оригинальный текст есть — нам он недоступен. Мы можем судить только по противоречащим друг другу переводам. И сопоставлять их друг с другом.

 

ГАНДИ

Махатма Ганди говорил: «У Бога нет религии».
Я думаю, что именно поэтому он не склонен быть ортодоксом. Любым ортодоксом. Любой религии.

Комментарии

Scroll To Top