News
You are here: Home » Home Page Projects » Светские — серебряное блюдо

Светские — серебряное блюдо

Нехемия Штрасслер («Гаарец»)

Сержант Таль Нахман совершил ошибку. Молодой 21-летний боец, который был убит в начале нынешней недели на границе с сектором Газа, мог бы остаться в живых. Если бы вместо того, чтобы пойти в армию, решил избежать призыва и найти себе убежище в одной из поневежских иешив Бней-Брака. В этом, собственно, все и заключается. Таль Нахман против Моше Гафни. Оба этих человека – квинтэссенция острой дискуссии между ультраортодоксами и секулярными израильтянами. Первый – то самое «серебряное блюдо», «магаш ха-кесеф», на котором было преподнесено государство евреев. Второй – уклонист с хорошо подвешенным языком, которым он по-хамски оскорбляет Верховный суд. Война между ними ведется  не за бюджет и деньги. Война между ними ведется за саму жизнь.

Гафни выступает против призыва харедим в ЦАХАЛ в связи с «кашрутом» и важностью «изучения Торы». Эти вопросы можно решить без проблем. Его противодействие проистекает из гораздо более приземленных соображений. Он просто не хочет, чтобы его дети, внуки, а также дети и внуки людей из его общины, гибли на границе с Газой или Ливаном. Его не интересует то, что Моисей потребовал от колен Гада и Реувена – «пусть все боеспособные мужчины, оставив женщин и детей во вновь полученных наделах, перейдут Иордан и вместе с остальными коленами примут участие в завоевании Ханаана». Гафни хочет, чтобы его сыновья продолжали посещать убежище, называемое иешивой, чтобы секулярный осел продолжал погибать за них. Он был отправлен в кнессет именно с этой целью: чтобы ни одна армейская похоронная процессия не прошла по улицам Бней-Брака и Меа Шеарим. Ультраортодоксальные матери и отцы привыкли спокойно спать по ночам, пока сержант Нахман охраняет для них границу.

IMG_0884В тот самый день, когда проходили похороны Таля Нахмана, Высший суд справедливости постановил, что следует прекратить перевод денег из государственной казны на счета иешив, учащиеся которых не служат в армии. БАГАЦ был не готов принять двойной абсурд: не служат и получают при этом деньги от государства. Однако проблема, как я отметил выше, заключается отнюдь не в деньгах. Удар по кошельку не убедит харедим в необходимости призыва в армию. Это лишь заставит их усилить работу по мобилизации денежных подачек за рубежом. Поэтому предложение Нафтали Беннета и Айелет Шакед (Еврейский дом) ввести против них экономические, а не уголовные санкции – не приведет ни к чему. В этом споре Яир Лапид и Яаков Пери (Еш Атид) правы. Они требуют ввести уголовные санкции. То есть, отправлять за решетку каждого ультраортодокса за уклонение от призыва.

Проблема в том, что даже если будут введены уголовные санкции – между формирующимся в кнессете законом и «равноправным распределением гражданских обязанностей» («шивьон ба-нетель»), будет существовать огромный разрыв. Этот закон не предусматривает никакого равенства. Согласно законопроекту, харедим будут предоставлены четыре года «переходного периода», в течение которых они могут позволить себе откладывать призыв в армию. Затем они могут откладывать срок призыва до 24 лет. При этом в любой момент они смогут выбрать между военной и гражданской службой. Это не «равноправное распределение гражданских обязанностей». Это законодательное закрепление дискриминации.

Не случайно в армию призывают именно в 18 лет. Этот тот возраст, когда завершается определенный этап учебы, но человек еще не начинает создавать семью и не обрастает финансовыми обязательствами. Этот тот возраст, когда юноша (ультраортодоксальный в том числе) готов брать на себя риск. В 21 год или в 24 года ультраортодоксальный мужчина уже женат, у него есть дети, он погружен с головой в проблемы прокорма семьи. И последнее, что ему придет в голову, это пойти служить в армию.

 Неясно также, о каком «равноправном распределении гражданских обязанностей» может идти речь, если закон позволит харедим менять военную службу на альтернативную, гражданскую?  Какое равенство может быть между тем, кто будет три года рисковать своей жизнью в боевом подразделении, и тем, кто будет проводить несколько часов в день, занимаясь деятельностью на «благо общины»? Скорее всего «благие дела» он будет вершить в своей же иешиве. Если альтернативная служба настолько нужна и важна (а это совершенно не так), то почему возможность выбора между ней и военной службой не предоставляется и секулярным призывникам? Их кровь не столь ценна?

Поэтому вместо специального закона для харедим, применение которого будет крайне сложным, нужно просто ко всем без исключения гражданам относиться одинаково – к харедим, религиозным, светским. Все призываются в возрасте 18 лет – без квот, без хитростей. Только так можно достичь подлинного «равноправного распределения гражданских обязанностей». Любое иное решение – несправедливо и обречено на провал.

Перевод  Гая Франковича на сайте РеЛевант

למקור לחץ כאן

Комментарии

ставить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Scroll To Top