News
You are here: Home » Home Page Projects » Мы в ответе за тех, кого мы захватили

Мы в ответе за тех, кого мы захватили

Главный вывод из сегодняшних событий в Ираке: мы в ответе за тех, кого мы захватили. Военные вмешательства более не могут заканчиваться простым выводом войск и возвращением к исходной точке. И если Израиль действительно захочет отделиться от палестинцев, то ему придется строить палестинские государственные структуры, не ожидая, что они вырастут сами по себе или их построят коррумпированные структуры палестинской автономии. Сама по себе машина катится только под откос.

 

Flag_of_Islamic_State_of_Iraq.svg

Флаг ИГИЛ

Давид Эйдельман

«Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ) сегодня представляет огромную угрозу Иордании — стране, где обучали боевиков этой организации. Директор французского Института международных и стратегических исследований бригадный генерал Жан-Венсан Бриссе говорит: «Иордания совершенно очевидно не обладает оборонными возможностями, равными израильским. ИГИЛ может попытаться закрепиться в этой стране, чтобы тем самым расширить подконтрольную зону и продолжить окружение еврейского государства. Израиль в таком случае может посчитать захват исламистами части иорданской территории неприемлемым риском и принять решение о поддержке Аммана. На первых порах эта помощь может принять форму передачи разведданных (вполне возможно, что это уже сейчас происходит). Следующим этапом может стать применение авиации ЦАХАЛа для ударов по противнику, как на линии фронта, так и в глубине территории».

ИГИЛ состоит из радикальных исламистских групп. Тех, кто их поддерживал, подкармливал, вооружал и тренировал это сборище боевиков — прежде всего ценил их за то, что они с ненавистью относятся к шиитам, как к нечестивцам. ИГИЛ ведет борьбу за главенство суннитов.

Многие проамериканские силы на Ближнем Востоке желали вырастить нечто подобное против шиитов. И перестарались.

Сегодня уже понятно, что эти боевики-повстанцы угрожают и Саудовской Аравии — своему главному донору, а по совместительству главному союзнику США на Ближнем Востоке.

В рядах ИГИЛ — множество выходцев из Европы.

Это именно тот самый интернационал Джихада, которым нас пугали ещё за пару десятилетий до его возникновения.

Проходящее в Ираке нельзя изолировать от происходящего в Сирии. И того, что может происходить в Ливане и Иордании. С Востока на наших соседей надвигается огромная опасность, которая грозит, впрочем, не только им, но и нам. И всему миру. Ситуация в Ираке заставляет прежде всего задуматься. Задуматься о тенденциях современного мира, о глобальных рисках и последствиях непродуманных действий.

По разным причинам политические границы утрачивают свое значение. Глобальный мир, как известно, стал взаимозависимым. Поэтому мир и уязвим отовсюду. Этот мир — настолько хаотичен и непредсказуем, что многие с тоской вспоминают о временах Холодной войны, когда всем было более или менее понятно, кто против кого и почему. Об этом в апреле этого года говорил госсекретарь Джон Керри. Он заметил, что в эпоху Холодной войны «было легче, чем сейчас — или, если говорить точнее, проще».

В этом мире очень трудно заслониться, решить «что со временем все само собой рассосется», а тем более бросить проблему нерешенной.

Главный вывод из сегодняшних событий в Ираке: мы в ответе за тех, кого мы захватили. Военные вмешательства более не могут заканчиваться простым выводом войск и возвращением к исходной точке (см. статью про одностороннее размежевание).

Когда-то про советско-афганскую проблему говорили, что СССР совершил с Афганистаном две ошибки. Первая из них: ввели туда войска. Вторая же ошибка заключается в том, что войска вывели, а режим Наджибуллы лишили какой-либо помощи — отказались не только поставлять, но продавать ему оружие.

Похожая проблема у США и Ирака. Объяснить происходящее в этой стране при помощи известных нам политических раскладок и парадигм не представляется возможным.

Проблема Ирака не только в наличие боевиков. Террор, боевики, радикальные группы — это следствие. Проблема этой страны в процессе управления. Так и не найдя неконвенционального оружия и не доказав причастность Саддама Хусейна к катастрофам Башен близнецов, но с легкостью уничтожив старый режим, американцы не построили ничего путного ему взамен.

Сегодня у американцев в Ираке нет партнера для битвы с ИГИЛ. Армия в 350-400 тыс. человек бежала всего от нескольких тысяч боевиков. Это армия, в которую США вложили около 25 млрд. долларов. Армия, которая стала просто способом распила средств. Официальное жалованье иракского солдата — 1000-1200 долларов в месяц. Офицер иракской армии получает около 6 тыс. долларов в месяц. Это огромные деньги для страны, где средняя месячная зарплата составляет около 150 долларов. Но… как сообщает Haaretz, некоторые иракские командиры включают в штатное расписание солдат и офицеров, которые не появляются на службе. Солдатские «мертвые души» не придуманы — у всех есть удостоверение личности и адрес, но они не служат, не появляются в частях, а только получают жалование и отдают больше половины его командирам. Армия, работающая на откат и распил, боевое сопротивление оказать не может.

1083

 

Именно пример Ирака, а также Ливии и других стран, в которых силовым образом «подправили положение», объясняет то, что намерения снять Асада с поста президента уже нет на повестке дня Запада. Эксперименты с силовыми сбрасываниями президентов и надеждами, что вчерашние боевики смогут быстренько построить либеральную демократию перенесены в другие регионы мира. Будем надеяться, что в других регионах это может завершиться менее плачевно.

Пока же, не признающие границ вооруженные группы, террористические и преступные организации превращают Ближний Восток (и не только Ближний Восток) в современное подобие Гуляй-поля.

 ReLevant

Комментарии

ставить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Scroll To Top