News
You are here: Home » Home Page Slider » Импортированная гомофобия: израильские геи против Путина

Импортированная гомофобия: израильские геи против Путина

Лили Галили.

Img39235s

Когда Гай Франкович покинул Россию двадцать три года назад, будучи тогда молодым 25-летним филологом, он верил, что оставляет за спиной все плохое, что было в его прошлой жизни. И более всего он радовался тому, что выбрался из-под пресса советской гомофобии, который жестоко давил на него.

Франкович ошибался. Два десятилетия спустя уже вполне повзрослевший журналист остро ощущает свое «отклонение» — Россия продолжает его преследовать. Особенно сегодня, когда бешеная кампания, которую «матушка-Россия» развязала против гей-сообщества, преодолевает географические границы. Ядовитые пары, которые источает российский закон о запрете пропаганды гомосексуализма, распространился и на русскую диаспору, в особенности израильскую.  

Недавно принятое в России дискриминационное законодательство направлено на подавление тамошней общины гомосексуалистов. Те, кто осмеливаются протестовать против него на улицах, сталкиваются с физическим насилием, а оскорбительный публичный дискурс проникает в международные СМИ. Осуждения и даже символические санкции – например, против русской водки в барах и ресторанах Европы и Америки – становятся способом высказать свою позицию. Но в Израиле речь идет о чем-то более серьезном, чем словесные высказывания.

С учетом приезда миллиона новых репатриантов из бывшего СССР за последние 20 лет каждый пятый гражданин Израиля нынче – русскоговорящий, и, соответственно, 20% членов гей-сообщества говорят по-русски. В условиях Израиля речь идет не только о солидарности с преследуемой общиной геев в России, но и об очень личных ощущениях, даже о страхе. В новую эпоху миграций и межнациональных общностей то, что происходит в России, не остается только в ее пределах.

На бульваре Ротшильда в Тель-Авиве, в месте, известном как самое благодатное для гей-сообщества, за чашкой кофе, Франкович признается, что порой тоскует по тем дням, когда «железный занавес» действительно разделял его жизнь на «до» и «после». Но дело не только в том, что этот занавес исчез – сам Франкович являет собой типичную модель нового мигранта, члена транснационального сообщества, скрепляемого технологией, интернетом и социальными сетями.

Иногда это комфортно. В отличие от прежних, «темных» времен, когда эмиграция означала разрыв пуповины, расставание с нажитым социальным и культурным «имуществом», новая эра позволяет сохранять непрерывность. Доступность российских СМИ, популярных московских телеканалов, блогов и фейсбука обеспечивают присутствие России в Израиле в реальном масштабе времени.

Но есть в этом и своя негативная сторона. Много уже сказано и написано о пост-советском политическом наследии, импортированном в Израиль с последней волной русскоязычной алии, которая столь существенно изменила облик страны. Социальные нормы и ценности были частью того скромного багажа, который эмигрантам дозволялось вывозить из распадающейся империи. Среди этих ценностей – сильная склонность к гомофобии. «Настоящий советский человек» был идеальным воплощением мужественности или женственности. Этот образцовый человек не мог быть геем.

Вот такое наследство иммигранты привезли в Израиль. Первые годы в стране были достаточно травматичными для новых членов гей-сообщества. «Кризис иммиграции» усугублялся гомофобскими настроениями внутри русскоязычной общины, которые порождали страх. Постепенно члены этой общины, в особенности принадлежавшие к молодому поколению, превращались в израильтян. Однако не все предрассудки и стереотипы рассасывались. Не так давно известный ведущий израильского телеканала на русском языке заявил в прямом эфире, что если будут разрешены однополые браки, за этим последуют бракосочетания женщин с жеребцами. Это высказывание не вызвало сколь-нибудь бурных откликов внутри общины. При этом надо заметить, что более вестернизированные, либеральные нормы постепенно усваиваются русскоязычными репатриантами.

Но сегодня мы сталкиваемся с Путиным, с его новой политикой, законодательством и жесткой риторикой в отношении гей-сообщества. Политкорректность – вещь, которую русские всегда презирали и рассматривали в качестве изощренного способа ограничивать свободу слова. Безжалостный, оскорбительный язык и изображения – это то, что члены общины репатриантов, все еще привязанные к российским СМИ, потребляют ежедневно. Русскоязычные представители гей-сообщества в Израиле опасаются, что недавно обретенная и все еще хрупкая толерантность может быть подорвана голосами и визуальными образами, идущими из России. Если это случится, возникшая реакция может негативно воздействовать на русскоязычную общину Израиля и на гей-сообщество.

Твердая поддержка израильскому гей-сообществу – нечто большее, чем просто проявление симпатии. Миллионная русскоязычная община оказывает сильное влияние не только на политический, но и на социо-культурный ландшафт. То, что негативно влияет на русскоязычных геев, может затронуть и все гей-сообщество Израиля. Отсюда – анти-путинские лозунги на парадах гордости и на демонстрациях перед посольством России в Тель-Авиве, где местные уроженцы  идут рука об руку с новыми репатриантами. Те и другие громко заявляют свою бескомпромиссную позицию в нынешних условиях транснациональных общностей и глобальных миграций.   

 

оригинал доступен http://www.i24news.tv/en/opinion/2805-130805-imported-homophobia-gay-israel-vs-putin

Комментарии

Scroll To Top