News
You are here: Home » Home Page Projects » ЕС и мирный процесс — препятствия на пути к миру

ЕС и мирный процесс — препятствия на пути к миру

Нелли Гутина

На въезде в Рамаллу мы увидели огромный синий щит с логотипом ЕС. В последнее время этот синий символ с золотыми звездочками вызывает у меня негативные ассоциации — ведь именно из-за него началась кровавая гражданская война в Украине.  На синем щите было написано: «День Европы в Рамалле. 8 Мая». Поскольку в Европе День Победы над нацизмом отмечается не 9, а 8 мая, у меня не было сомнений, что «День Европы» имеет прямое отношение к этой памятной для Европы и всего мира дате.

Нелли Гутина и Алекс Прилуцкий в Рамалле

Нелли Гутина и Алекс Прилуцкий в Рамалле

Организаторы поездки – «Наше наследие — Демократическая Хартия» —  намеренно приурочили ее к годовщине Победы. Нам предстояла встреча с бессменным главой палестинского представительства на переговорах с Израилем Саибом Арикатом.  Напомню, что израильскую сторону на переговорах представляет Ципи Ливни. Хотя нынешний раунд переговоров    при посредничестве Керри потерпел громкий провал, заявление Ливни о том, что «поселения являются препятствием к миру», говорит о том, что наш официальный представитель на переговорах – Ливни-   пришла к соглашению с палестинцами, по крайней мере, по этому пункту.  Когда Арикат повторил эту же мантру «поселения – препятствия к миру», я подумала, что израильтянам вроде меня, которые называют библейские места «Иудея и Самария» (в отличие от тех, которые предпочитают ничего не значащий пустой термин «Западный берег») никогда не удастся договориться ни с Ливни, ни с Арикатом.  Лично я не вижу между ними разницы в их позиции по этому вопросу.

Впрочем, я немного преувеличила: как раз с Арикатом есть еще какой-то маленький шанс договориться – во всяком случае, он с интересом отнесся к моей идее обмена Хеврона на кампус ТАУ, сделал у себя какие-то записи, и пожал мне руку. Дело в том, что накануне   поездки в Рамаллу я ознакомилась с новой аппликацией для смартфона, разработанной организацией «Зохрот», миссия которой внедрить в Израиле палестинский нарратив. Хотя считаю, что Накба – это реваншистская идея (недаром «Зохрот» получает поддержку и финансирование из немецких фондов), я все же изучила опубликованную ею карту с указанием всех разрушенных арабских населенных пунктов, на месте которых построены сегодня израильские города.

Так вот, никаких «поселений» на карте Накбы нет, зато есть самые центральные, самые дорогие в плане недвижимости места. (Я и сама живу в Кирьят-Оно, построенном на месте арабской деревни Кфар-Оно). В то же самое время, поселения возникли на пустых и незаселенных землях, на которых не было арабских деревень и которые не имеют никакого отношения к Накбе. Все это я изложила Арикату, спросив его: «причем здесь вообще поселения, вся стоимость которых в терминах недвижимости с лихвой покрывается территорией всего лишь одного Рамат –Авива с кампусом ТАУ, построенного на месте арабского Шейх- Муниса». Почему бы им не построить на месте кампуса историческую реконструкцию Шейх Муниса и оставить поселения в покое? Поселения – это такой большой спин международной дипломатии. Не поселения препятствие к миру, а болезненная фиксация на них.

Мой вопрос был последним на этой встрече, и все готовы были разойтись, но вот милая девушка из нашей группы и политическая активистка по имени Наринэ Меликьян обратилась к Арикату: «Минуту! Не хотите ли вы сказать хоть что-нибудь по поводу сегодняшней памятной даты, которая так важна для нас, выходцев из бывшего СССР?»   Он вначале не понял, о какой такой дате идет речь, но владеющий русским языком палестинец, из тех, кто учился в СССР, ему объяснил. Арикат кивнул и сказал: «День победы над нацизмом должны отмечать люди всего мира. Это было беспрецедентное преступление против человечности. Я не понимаю, как люди могли уничтожать в газовых камерах, а потом приходить к своим женам, своим детям как ни в чем не бывало…Сегодня вы гораздо ближе к этим людям, чем я».

Это, конечно, надо уметь,- сказануть такое детям и внукам тех, кто победил нацизм. С другой стороны, можно понять — он же наверняка читает Гаарец, где систематически публикуются статьи о том, что преступность и диктатура у русских в крови. Поэтому я предпочла видеть полную часть стакана – «День победы над нацизмом должны отмечать люди всего мира» —  что все-таки большой прогресс по сравнению с теми временами, когда палестинская элита симпатизировала Гитлеру и Амин Хусейни, который участвовал в «окончательном решении еврейского вопроса».

Лили Галили, бывшая журналистка Гаарец, спросила меня, почему я «отдала ему Рамат-Авив,  не спросив мнения его жителей. Что ж, жителей Катифа тоже никто не спросил, а перевести студентов в новый кампус все –таки гуманней, чем разрушать дома, в которых живут семьи, выкапывать мертвых из могил, и отдавать на поруганье синагоги.

После встречи в ООП нас повезли в Рауваби – колоссальный палестинский проект, о котором наша и мировая пресса почти ничего не пишет. Видимо, потому что он разрушает все стереотипы. Рауваби (в переводе «Холмы») – первый палестинский город, который от и до строится на пустом месте и по строго разработанному плану. Рауваби, рассчитанный на 25 тысяч человек — улучшенная копия израильского Модиина, построенного по проекту архитектора Моше Савди.

Директор проекта Башар Масри с улыбкой поведал мне, что Моше Савди приезжал в Рауваби и «рассказывал нам, какие ошибки он сделал в Модиине и чтобы мы их не повторили. Теперь мы учимся друг у друга» (Кстати, цены на квартиры в Рауаби на порядок ниже, чем в Модиине, а качество отделки – в разы лучше). В проекте, рассчитанном на средний класс, покупателям предлагают такой выбор керамики и сантехники, который тянет на пятизвёздочный отель. Это не просто большая стройка –но и концептуальный проект, рассчитанный на создание рабочих мест в сфере сервиса и хай-тека.

Здесь, в офисах Рауаби, все так привычно и знакомо: маркетинг, презентации, цифры, — здесь говорят на языке международной корпоративной культуры и избегают употреблять слово «оккупация». Это   коммерческий проект частных инвесторов из Катара и местного палестинского бизнесмена международного уровня. Проект с энтузиазмом был поддержан Нетаньягу в рамках его концепции «экономического мира» и израильским бизнес-сообществом.

В Рауаби я поняла, что препятствие к миру – это не что иное, как сам «мирный процесс», который стал магнитом для политиков, не имеющих прикрытия своим миротворческим амбициям, и для самоназначенных «миротворцев» со всех концов мира, которые столько зарабатывают на «мирном процессе», что заинтересованы в том, чтобы никогда не закончилось реальным миром.

Если б только они нас с палестинцами забыли, то, может быть, мы как-то обустроили наше общее пространство, и, вместо того, чтобы продолжать бесконечно blame game, мы бы раскрутили   грандиозные проекты и даже научились бы любить это землю чуть больше, чем ненавидеть друг друга. Хорошо бы также убедить тех наших сограждан, которые настаивают на «двух государствах для двух народов», что операции по разделению сиамских близнецов очень часто заканчиваются летальным исходом для обоих.

…Когда мы едим по Рамалле голубые лого ЕС то и дело мелькают из окна автобуса. Палестина помечена ими как волчьими метками. ПА – это площадка для неоколониальнх амбиций ЕС, которым препятствует Израиль. Здесь, в ПА никто не мешает им отыгрывать свои империалистические импульсы и постколониальные комплексы. Здесь нет прозрачности, и еврократам вольготно здесь распиливать бюджеты. Тем более, что за такой миссией как «мирный процесс» можно укрыться от всех аудиторов.

Кто-то верит, что им удастся помирить израильтян и палестинцев?    После того что они только что   сумели стравить два братских славянских народа с общей историей?  Любое соглашение с ПА – если он когда-нибудь будет достигнуто – должно включать в себя пункт о ликвидации присутствия ЕС как в Израиле, так и в ПА. (И не говорите мне о том сколько это будет стоить, жизнь дороже– сегодня под флагом ЕС в Украине убивают и жгут)

… Дома, заглянув в Вики, и на страничку ЕС в Facebook я поняла, как я лажанулась с памятной датой. Ведь у нас в стойкая ассоциация 8 –9 мая – День Победы. И я наивно думала, что «День Европы» — связан именно с Победой над нацизмом. Похоже, что и организаторы поездки тоже так думали.  Отсюда и вопрос Наримэ.

Но …в Вики четко сказано на этот счет: «День Европы – это праздник европейской интеграции. День Европы 9 мая не имеет ничего общего с советским Днем Победы и совпадение дат – чистая случайность». Ну, действительно, как я могла подумать, что ЕС отмечает победу над нацизмом?  На страничке ЕС в Израиле и в ПА вообще нету упоминания о Дне Победы. Они не отметают эту дату вообще. Вот почему Саиб Арикат был не в курсе и не понял вопроса Наринэ.

В ЕС нет Дня Победы над нацизмом, а есть «День европейской интеграции» – именно 9 мая!

Так и получается, что для кого-то «праздник со слезами на глазах», а для кого-то «случайное совпадение дат».

Полоса

Комментарии

ставить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Scroll To Top