News
You are here: Home » Home Page Projects » «Наш лучший премьер-министр»

«Наш лучший премьер-министр»

Цви Барэль («Гаарец»)

«Справедливость восторжествовала», «Победа демократии», «Честь и хвала израильской правоохранительной системе» — кричат газетные заголовки всякий раз, когда суд выност обвинительный приговор по делу очередного представителя высших эшелонов власти. Словно произошло чудо, словно демократия не подразумевает бескомпромиссную борьбу с коррупцией. Однако в условиях израильской демократии успех государственной прокуратуры и смелость судей, не боящихся «звездных» политиков и их опытных адвокатов, воспринимается как нечто из ряда вон выходящее. Все должны встречать их смелые решения бурными аплодисментами.

Эхуд Ольмет, Виктория Долинская, Нино Абесадзе

Впрочем, аплодисменты, которыми награждает публика прокуроров и судей в последнее время —  довольно вялые. Она аплодирует, скорее, из вежливости. Израильтяне уже выработали к этому иммунитет, их не приводят в шок новые коррупционные разоблачения, а уж тем более – осуждение виновников. На первый взгляд, Израиль занимает не самое ужасное место в международном рейтинге коррумированных государств. В 2013 году он занял 36-е место среди 176 стран. Но если вычесть из этого списка страны третьего мира, Израиль окажется на одном из самых малопочетных мест среди развитых государств.

Однако проблема заключается не в сравнительных таблицах международных рейтингов. Проблема в том, что высокопоставленные коррупционеры вызывают у израильтян чувство стыда. Именно поэтому каждый подобный приговор сопровождается чувством отчаяния и обиды. Приговор судьи Давида Розена (приговор и обвинительное заключение) – это позорная метка для всех, кто отдал свой голос Эхуду Ольмерту, кто внес свою лепту в его избрание на высший пост. Речь, разумеется, идет не только об Ольмерте, но и о тех, кто считал оправдательный приговор по его предыдущему делу своеобразным сертификатом кошерности, позволяющим бывшему главе правительства вернуться в политику. Всех, кто способен получать политические взятки (мирные переговоры или военные действия, либо обещание экономического расцвета) – в обмен на снисходительное отношение к коррупции. Эта та самая позорная снисходительность, которая позволяет нашим лидерам келейно договариваться между собой за спинами избирателей. Та самая снисходительность, которая уничтожает иммунитет израильского общества к коррупции.

Уровень функциональности  нашей общественной иммунной системы можно с легкостью проверить на простом примере. Когда выясняется, что вынесение обвинительного приговора – это всего лишь прелюдия к кампании по «возвращению доброго имени» осужденного. Неожиданно оказывается, что это был — «наш лучший премьер-министр», «наш самый отважный генерал», «бесстрашный борец с коррупцией» или «политик, который помогал неимущим и поддерживал культуру». Разумеется, все они сделали очень много для продвижения мирного процесса. Это особенно важно.

Стало нормой, что коррумпированные лидеры (если они не впали в кому) – после обвинительных приговоров и тюремного заключения – могут возвращаться в политику, занимать министерские посты, участвовать в престижных трапезах, которые устраивают олигархи и миллиардеры. Даже в том случае, если приходится ждать семь лет – пока истечет срок позорного приговора. Благодаря этой норме работает вся наша коррумпированная система. Но иногда, по принципу русской рулетки, смертельная пуля задевает одного из высокопоствленных деятелей. Так произошло в истории с Ольмертом. Зато остальным игрокам в русскую рулетку – повезло, они могут продолжать свою игру.

Перевод — Гая Франковича на сайте РеЛевант

למקור לחץ כאן

Комментарии

Scroll To Top