News
You are here: Home » Home Page Projects » Заключёные и заложники

Заключёные и заложники

Марк Амусин

Palestinia prisonerНекоторое время назад мне довелось побывать на встрече в иерусалимском институте Ван Лир, посвященной проблеме палестинских заключенных. Подобные мероприятия, на которых обсуждаются разные аспекты конфликта и нынешних израильско-палестинских отношений, одно время проводились часто, хотя оценить их КПД я не берусь. Там, как водится, была представлена палестинская сторона и израильские стороны (журналисты, политик, военный, участники Форума семей, пострадавших от террора).  

Главное, что я понял в итоге всех выступлений – это то значение, психологическое и политическое, которое имеет вопрос о заключенных на палестинской улице. Как говорил один из выступавших, в эмоциональном плане этот вопрос более «горяч», чем даже проблемы Иерусалима или беженцев.

Я почерпнул там немало полезной информации. Многие ораторы  утверждали, что палестинцы, побывавшие в израильских тюрьмах или находящиеся в них, являются главными сторонниками мирного урегулирования с Израилем и реформ в автономии. В свое время процесс этот прошли активисты Фатха, теперь что-то похожее происходит с заключенными-хамасовцами. Мотив этот повторялся с такой настойчивостью, что вызвал саркастический вопрос из публики: не предлагают ли выступающие пропустить все палестинское население через нашу пенитенциарную систему – в целях обучения терпимости и демократии (шутка не такая уж сюрреалистическая: по словам Абд-Эль Разака, бывшего министра по делам заключенных в ПА, за все время конфликта в израильских тюрьмах побывало до 500,000 палестинцев. Правда, наша сторона сочла эту цифру несколько завышенной).

Прозвучали там и другие интересные мнения. Подполковник в отставке, а нынче исследователь из университета Бар-Илан Йоханан Цореф, давно занимавшийся проблемой заключенных, отметил, что к освобождению палестинских заключенных нам стоит подходить как к акту государственного значения, который может улучшить нашу стратегическую ситуацию. Дать палестинцам большой праздник — это «хорошо для евреев». По его мнению, критерием для освобождения заключенных должно быть не клише «кровь на руках», а конкретные соображения – кто может представлять опасность в случае освобождения, а кто нет. Палестинцы, в свою очередь, должны проявить в этом вопросе понимание и чувствительность к израильской позиции и представить доказательства своей доброй воли.

А теперь от этого предисловия — к текущим событиям. Как раз государственного подхода, будь то к проблеме заключенных или к любой другой практической проблеме и не ощущается «на местности». Точнее, может быть, такой подход существует, но он основан на соображениях, прямо противоположных официально озвучиваемым. наши политики многажды заявляли, что они возлагают надежды на умеренное палестинское руководство Абу Мазена и надеются на диалог с ним. Практически все, что сейчас делается, говорит об обратном.

Где  протянутая рука? Где жесты доброй воли? Где реальная поддержка Абу Мазена? Верно, он не действует силой против своих оппонентов-фундаменталистов. Но это было предсказуемо. Ситуация его крайне сложна и щекотлива. Однако своей политикой он осуществляет концептуальный сдвиг в общественном сознании палестинцев. Процесс этот не «фотогеничен», но очень важен.

palestinian-prisonerМы могли бы сделать многое, чтобы укрепить его престиж и реальный вес в палестинском обществе, если бы выполнили по крайней мере обязательства, взятые на себя в Шарм эш-Шейхе. А что на деле? Под контроль палестинцев переданы только два города, да и те окружены по-прежнему блок-постами. Смешанная израильско-палестинская комиссия, занимающаяся делами заключенных, встретилась только один раз.

Люди на палестинской улице спрашивают: что им дал «новый курс» нового раиса? Да, в сущности, ничего. Ни приближения к независимости, ни прекращения связанных с оккупацией унижений и ущемлений, ни повышения уровня жизни.

Между тем ораторы от разных фракций дробящегося «национального лагеря» вообще перестали хоть как-то озвучивать свое видение будущего. И это характерно. Ведь их сегодняшние действия или намерения не продиктованы никакой логикой разумного решения конфликта. Разговоры о том, что политический процесс возобновится после того, как у палестинцев появятся  ответственные лидеры, постепенно сошли на нет. С одной стороны – Абу Мазен и его нынешняя команда, сколь бы разношерстна она ни была, как раз и представляют вполне умеренное, вменяемое ядро палестинского руководства. Ну и что же – процесс пошел? С другой стороны, очень трудно доказать, что предпринимаемые сейчас действия – сохранение практически всех атрибутов «жесткой оккупации», продолжение строительства в поселениях, актуализация программы слияния Маале Адумим с Иерусалимом и т.д. – способствуют росту миролюбивых настроений в палестинском обществе. Наоборот – они играют на руку Хамасу и Исламскому Джихаду.

Но ведь следование принципу «чем хуже, тем лучше» не просто цинично и аморально. Оно уже дорого обошлось нам – и перспектива ничем не лучше. Дело даже не в том, что американцы и европейцы, не говоря уже об арабском мире, взирают на наши маневры с явным неудовольствием, пусть и проявляя разную степень терпимости к ним. Может быть, и на этот раз удастся на время отодвинуть конфронтацию с мировым сообществом, приглушить негативные последствия наших действий. Но все это не снимает с повестки дня рокового вопроса: что же дальше? Чем дольше договоренности будут откладываться, чем больше мы будем тянуть время, тем более неразрешимыми станут проблемы – и принципиальные, и «технические».

Палестинцы никуда не улетят: ни на Марс, ни в Австралию. Более того, всучить их по частям Египту и Иордании тоже не удастся, хотя некоторые из наших политиков, похоже, периодически тешатся этой мечтой. В конце 80-х годов об этом варианте еще можно было говорить – но, как известно, Шамир тогда отверг неофициальную договоренность на этот счет.  А сейчас забирать нищее, разочарованное, ожесточенное многолетней борьбой население (а именно таким оно будет в отсутствие долгожданного собственного государства), да практически без земли или с крайне скудными «наделами» — кто же на это согласится! Это к вопросу о том, что утраченное время и утраченные возможности не вернуть.

Пора уже отрешиться от иллюзий. Единственное возможное – точнее, приемлемое для нас — решение конфликта – решение на двугосударственной основе. Мировое сообщество, включая США, неоднократно это провозглашало. «Сдавать назад» никто не собирается. Но если палестинское государство будет создано, оно должно быть жизнеспособным в геополитическом плане – и это наш интерес в не меньшей степени, чем интерес палестинцев. Я уж не говорю о психологических и практических сторонах нашего последующего соседства и сосуществования. Меры доверия, действия, способные «отключить» коллективное сознание палестинцев от подпитки повседневной ненавистью, не то что своевременны – они страшно запоздали.

Нельзя сегодня упустить те немногие и хрупкие возможности, которые есть еще в нашем распоряжении. Иначе следующие поколения станут заложниками наших ошибок, иллюзий, секторально-электоральных амбиций.

Впервые опубликовано в газете «Вести», 2005 год.

Печатается с незначительными сокращениями. 

Комментарии

ставить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Scroll To Top