News
You are here: Home » Home Page Projects » С надеждой и тревогой

С надеждой и тревогой

Марк Амусин

MIDEAST ISRAEL PALESTINIANS

 

Итак, свершилось! Или свершится – на будущей неделе. Точнее – начнет свершаться. Если не произойдет ничего непредвиденного. То ли будет, то ли нет.   Но шутки в сторону. Интенсивнейшие усилия американского госсекретаря принесли, наконец, плоды. Стороны согласились встретиться.

Атмосфера вокруг предстоящих переговоров в высшей степени скептическая. Все только и говорят о том, что израильтян и палестинцев против их воли, чуть ли не за шиворот тащат за переговорный стол. Однако если это и так, то в мотивах «отказничества» симметрии нет. Махмуд Аббас и палестинское руководство опасаются провала контактов. Нетаниягу и приближенные к нему боятся – не ровен час – их успеха.

В самом деле, Нетаниягу прекрасно знает, что сколь-нибудь заметное продвижение к «дву-государственному решению» поставит под сомнение целостность его коалиции, да и в самом Ликуде он может оказаться в изоляции. Видные представители «национального лагеря» в один голос твердят, что о постоянном урегулировании – а ведь это официально объявленная цель переговоров – не может быть и речи. В то же время, если из переговоров ничего не выйдет, Нетаниягу мало чем рискует. Махмуд Аббас в случае неудачи рискует многим – и не только своим личным положением лидера.

Ну, политики они на то и политики, чтобы сознательно не видеть дальше собственного но… – скажем лучше, срока своих полномочий. Вся жизнь их – тактическая игра, бег против времени. Кстати, у нашего премьер-министра имелись тактические соображения в пользу начала переговоров: выбраться из-под прессинга Керри, обеспечить себе еще несколько месяцев спокойствия на международной арене.

netaniahuНо нельзя исключить и некоторых сдвигов в сознании Нетаниягу, в том, как он воспринимает нынче общую ситуацию. Последние шаги Европейского Сообщества, пусть и изрядно декларативные сами по себе, являют собой важный знак – предупредительный. Удивление, демонстрируемое по этому поводу нашим истеблишментом, выглядит наигранным и лицемерным: как так, что вдруг, нас застали врасплох! Всякому, имеющему глаза, давно было видно, что к этому идет. Просто политика, которая и так фактически проводилась, была озвучена с помощью официальных директив. Европейцы при этом действуют подчеркнуто корректно, но последовательно. Ясно, что обратного хода не будет. Пока сохраняется статус-кво, санкции против израильской политики на территориях будут продолжаться, а возможно, и расширяться. Это — данность. Речь вовсе не идет о бойкоте, о делегитимации Израиля. Мировое сообщество – в данном случае в лице ЕС – просто говорит нам: вы идете «не в ногу», мы никогда не согласимся с израильской политикой в отношении территорий и поселений.

Правые у нас ответят: не беда, с этим еще можно жить. Главное – не уступать, твердо стоять на своем. Неясно только, куда, по их мнению, должен привести нас этот путь стояния на месте (пусть и на своем). Вопрос этот, правда, задавался тысячу раз и до сих пор остается без ответа. А ведь перспективы не так трудно прикинуть, варианты – просчитать.

Если переговоры провалятся или застрянут, то независимо от того, на кого взвалят большую долю вины, европейские и многие другие государства продолжат свою линию на ограниченные санкции против Израиля и на расширение палестинского суверенитета. Общественность в лице неправительственных организаций будет действовать активнее и устраивать все более бурные кампании протеста.

Но возможны вещи и посерьезнее. Нынешний относительный покой на территориях вполне может смениться актами протеста и неповиновения со стороны палестинцев, что повлечет за собой ответные действия наших силовых структур. А дальше события могут развиваться непредсказуемо. Напомню, что Палестина теперь – член ООН, пусть и не полноправный. Обязательно последуют дипломатические демарши и обращения в международные судебные инстанции, чреватые заметным ущербом, юридическим, политическим и экономическим, для нашей страны.

«Арабская весна» на территории между «рекой и морем» — это угроза более близкая и непосредственная, чем постепенное вызревание ситуации двунационального государства, о чем так много говорится сегодня. Но и последнее – более чем вероятная тенденция в случае провала или забуксовывания переговорного процесса. И подобную перспективу, надеюсь, глава правительства и другие наши лидеры рассматривают со всей серьезностью и ответственностью.

Некоторые в правящей коалиции, например, Акунис и Либерман, уже заявили, что целью Израиля на переговорах должно быть достижение долгосрочного промежуточного соглашения. Может, с точки зрения наших тактических интересов оно и верно. Но согласие, как известно, есть продукт непротивления сторон. Трудно поверить, что такой вариант устроит «палестинскую улицу», а значит, и руководство ПА.

К тому же, подобное решение лишь заморозило бы ситуацию, которая со временем здоровее не становится. Сколь ни отодвигай постоянное урегулирование, общие его параметры не изменятся в лучшую для нас сторону. Между тем, многие эксперты, хорошо знающие палестинские реалии, однозначно утверждают: более трезвого и приверженного политическому решению лидера, чем Махмуд Аббас, нам ждать не приходится. Это при всей сложности положения «на местах», которое побуждает его демонстрировать независимость и несговорчивость.

Так что же будет? Никому не известно. Скепсис силен, надежды весьма скромны. Читать в сердцах и умах политических деятелей нам не дано. Разобраться бы со своими собственными интересами, установками, подходами. Говорят, когда и если соглашение будет заключено, оно будет вынесено на референдум. Не уверен, что это правильно, но если Кнессет решит – так тому и быть. На этот случай всем нам стоит подготовиться заранее — отбросить стереотипы и пропагандистскую шелуху, свежим взглядом посмотреть на проблему, оценить риски и возможности.

Опубликовано в газете «Секрет» 28 Июля 2013

Комментарии

3 comments

  1. В одной из недавних статей («Керри и хуцпа» ) Ури Авнери писал:

    «ЛЮБОЕ давление, которое могло бы привести к началу конструктивных переговоров с целью достижения мира в течение – скажем – года, должно исходить от Соединенных Штатов Америки.

    Это настолько очевидно, что едва ли стоит упоминания.

    И в этом суть проблемы.

    Керри может привести с собой деньги, очень много денег, чтобы подкупить палестинцев, или шепнуть им на ухо об угрозах, чтобы они в страхе поспешили к воображаемой палатке Нетаньяху – но это не будет иметь ровно никакого значения.

    Единственный шанс начала реальных переговоров состоит в том, что Обама наляжет всем своим весом, пойдет на столкновение с Конгрессом и мощным произраильским лобби, и продиктует обеим сторонам американский план мирного урегулирования. Как он будет выглядеть, нам известно: сочетание границ Билла Клинтона с Арабской мирной инициативой.

    Если Джон Керри не в состоянии оказать такого давления, не стоит и пытаться. Когда нет иного пути достичь решения, оно должно быть навязано. И действовать нужно напористо и дерзко».
    ===============
    Если в США поймут необходимость принуждения Израильского право-национального лагеря к миру. то всё может решиться довольно быстро.

    Должны быть признаны границы 1967 года и ПОЛНОПРАВНАЯ Палестина в этих границах, должны быть оговорены условия, на которых израильтяне, оказавшиеся за этой границей, смогут оставаться в Палестине. Затем с новым полноправным государством нужно будет решать все другие вопросы добрососедского сосуществования.

    Дело за «Индюком под столом» — хватит ли у него решимости.

  2. Палестинцы получали (и не приняли) весьма щедрые предложения Барака и Ольмерта. Более «щедрых» предложений от Нетаниягу получить невозможно, так что результат переговоров ясен уже до их начала. Совершенно незачем для этого тратить 9 месяцев, проводить референдум и т.д. Проведение новых выборов в Кнессет (по одномандатным округам) и станет этим пресловутым референдумом. Все на подготовку к выборам!

  3. Владимир Ханан

    Как справедливо заметил Марк Амусин, читать в сердцах политических деятелей нам (и мне в том числе) не дано. Но вполне дано некоторые вещи видеть. И вот в результате того, что я видел за семнадцать лет проживания в Израиле. я не могу принять НИ ОДНОГО АРГУМЕНТА Марка Амусина, который выражает общее мнение израильских левых. С моей точки зрения, ни один из них не имеет никакого отношения к сложившейся реальности, или. короче говоря, НИ ОДИН ИЗ НИХ НА ДЕЛЕ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНЫМ АРГУМЕНТОМ. Поясню. Марк Амусин говорит, что «нам не приходится ждать более трезвого и более приверженного политическому решению лидера, чем Махмуд Аббас». Естественный вопрос: Откуда он это знает? Он что — прорицатель? Никто некоторое время тому назад не знал, что произойдёт в Египте и в Сирии, а Марк Амусин знает, что произойдёт а Палестинской автономии? Представим себе даже, что он прав. и Махмуд Аббас действительно привержен политическому решению палестино-израильского конфликта, во что трудно поверить. Лично я знаю нескольких арабов, а я работал среди арабов пятнадцать лет, которые по-настоящему хотят мира с Израилем, даже не отошедщим к «границам 67-го года. Беда только в том, что их мнение имеет в автономии столько же веса, сколько мнение Махмуда Аббаса, из под которого его кресло может быть вынуто в самое ближайшее время, ибо он как президент нелегитимен уже три или около того лет. Что даст нам документ, подписанный таким политиком? И, соответственно, какой договор можно с ним заключать? Все израильские журналисты, которых мне доводилось читать, уверены, что при демократических выборах в Иудее и Шомпроне безоговорочно победит Хамас. Чего же в таком случае будет стоить желание и мнение Махмуда Аббаса? Марк Амусин пишет, что палестинцы опасаются провала переговоров. Почему он в этом уверен? У него прямой провод с Махмудом Аббасом? Весь опыт израильско-палестинских переговоров показывает, что именно палестинцы, как огня, боятся настоящих соглашений с Израилем. Разве Барак не предлагал Арафату больше. чем Нетаниягу сможет предложить Аббасу? И что? — и ничего. Представьте себе мизерное нищее палестинское государство, разрываемое внутренними противоречиями — без серьёзной экономики и тому подобного, представьте это государство действительно миролюбивым и не воюющим — сколько влияния на мировые события будет иметь его лидер? Сколько денег будет получать это «не оккпированное, самостоятельное» государство от остального мира и. в частности, от арабских стран, которые дают сегодня деньги главным образом на непримиримую борьбу с сионистским врагом? И вот это нужно палестинским политикам? Наши левые говорят о переговорах между Израилем и Палестинской автономией. Но это абсолютная ложь, совершенно неизбежная в любой левой аргументации: переговоры, которые сейчас начались, ведутся между Израилем и ЧАСТЬЮ Палестинской автономией. Другая её часть РЕШИТЕЛЬНО настроена против каких бы ни было переговорах с Израилем и видит один путь решения конфликта — военный — ДО ПОЛНОГО УНИЧТОЖЕНИЯ Израиля. Как можно игнорировать этот факт? То, что Америка на нас нажимает, что поделать, Америка всегда была вероломным другом, тем самым мало отличаясь от врага. Европа сейчас серьёзно заражена бациллой антисемитизма. Дело не в том, что мы, по словам Амусина, «идём не в ногу» с Европейским союзом: огромное количество государств идут с ним не в ногу, и Европа ничего не имеет против. Речь идёт об антисемитизме и об антиизраилизме, продиктованном интересами и страхами Европы, а вовсе не нашим (Израиля), поведением. Марк Амусин говорит «неясно, куда приведёт этот путь стояния ни своём», имея в виду нежелание правых на серьёзные уступки палестинцам. Марк Амусин не знает, признаюсь, что я тоже не знаю. Но вот к чему приведут уступки Израиля своим «партнёрам», я, как и все израильтяне, знаю: Ословское соглащение привело к резкому увеличению террора, гибели куда большего количества израильтян, чем до подписания этого катастрофического договора. Выход из Южного Ливана резко усилил Хизбаллу и сделал возможным град ракет, обрушенных ею на наши головы. Выход из Газы под рукоплескания левых привёл к возникновению ЦЕЛОЙ ТЕРРИТОРИИ террора, откуда на нас летели и летят миномётные снаряды и ракеты. И что? — кто-нибудь из горячих сторонников этого гнусного и позорного решения посыпал себе голову пеплом и признался в том вреде, который они нанеси своей (да своей ли?) стране. Ничуть не бывало — сегодня они ратуют практически за то, чтобы ракеты летели на нас из восточного Иерусалима и Рамаллы. Ну какой, наделённый хотя бы малым количеством разума, человек поверит в то, что рядом с Израилем возможно создание МИРОЛЮБИВОГО, ДЕМИЛИТАРИЗОВАННОГО АРАБСКОГО государства? Мы ничего не можем сделать с автономией, что мы сможем сделать с ПОЛНОПРАВНЫМ НЕЗАВИСИМЫМ государством, которое вообще не будет нас спрашивать, что ей делать разрешено, а что нет.
    Марк Амусин пишет, что сегодняшние санкции Европы против Израиля это данность, и что эти санкции будут только увеличиваться. Судя по поведению Европейского Союза, так оно и есть. Может быть именно так, как предсказывает Амусин. А может быть и не так. И хотя сегодня это данность, но поручиться за то, что завтра эта данность не изменится, не может никто. Слова Амусина о том, что Либерман предлагает промежуточные решения, и что правые хотят вместо окончательного решения «подморозить» ситуацию, «стоять на своём», имели бы смысл, если бы окончательное решение было хоть на один процент вероятно. Оно действительно возможно, но только в том случае. если Израиль сегодня вернётся к «границам»67-го года. Но я уверен, что это окончательное, с точки зрения наших левых, решение стало бы опять-таки промежуточным, окончательным стало бы уничтожения Израиля, чего наши «партнёры» и не скрывают.
    Я хотел бы несколько прояснить своё мнение. Я прекрасно понимаю, что сегодняшняя в ситуация палестино-израильских отношениях более чем сложна и несёт в себе множество предсказуемых и непредсказуемых опасностей. Я прекрасно отдаю себе отчёт в том, что эта проблема приняла свой сегодняшний трудно разрешимый вид благодаря тому, что целый ряд правительств Израиля (и левых и правых), начиная прямо с Шестидневной войны, заметали под ковёр эту проблему (и не только её). Создаётся впечатление, что каждое из них рассчитывало оставить её решение следующему правительству. В результате проблема становилась всё сложнее, и с тем большим желанием каждое правительство оставляло её своим сменщикам. Например, сегодняшняя проблема с бедуинами Негева не была такой двадцать и тридцать лет назад, но что сделаешь с уже сложившейся израильской традицией, странно похожей на русскую надежду «на авось». Как бы там ни было, сегодняшнюю проблему палестинско-израильских отношений вообще не возможно решить с наскока, как это ни хотелось бы нынешней американской администрации. Дело не в решении правых «стоять на своём», дело в том, что у нас сегодня и, по-видимому, в ближайшее время просто НЕТ других вариантов. Решение этого конфликта — дело не сегодняшнего дня, это решение потребует длительного времени, и это не наша и даже не палестинская вина. Это, говоря словами Марка Амусина, данность. Как ни прискорбно, ШАЛОМ будет НЕ АХШАВ. НЕ АХШАВ.

Leave a Reply to Samuel Cancel reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Scroll To Top