News
You are here: Home » Home Page Projects » Какой прораб не хочет мира?

Какой прораб не хочет мира?

Марина Ершова

Зеленый, молодой, технически умный, современный город. Принцип жизни в котором: «Живи! Работай! Расти!».

23 микрорайона (в настоящее время уже построены 4 района), 8 школ, детские сады, торговый центр, музей науки, офисный небоскреб, поликлиники, мечеть, две церкви, парк развлечений, кинотеатр, амфитеатр и даже олимпийский стадион. Градообразующая индустрия — Хай-Тек, в том числе, «Инкубатор для стартапов»: в округе действуют 2 университета, поэтому дело за квалифицированными молодыми специалистами не станет.

Мучаетесь вопросом? Нет, это не пригород Тель-Авива. Речь идет о Раваби — строящемся палестинском городе, что нескольких километрах от Рамаллы.

20140508_164318


— Я проснулся сегодня утром, и мое сердце было озабочено тем, что у нас происходит. Я постоянно думаю только о том, как решить наш конфликт. — Этими, привычно пламенными словами, встретил в Рамалле израильских журналистов и блоггеров глава палестинской делегации в переговорах по мирному урегулированию Палестино-Израильского конфликта Саиб Арикат. — У Палестины нет армии, флота, проблемы в экономике, наши люди разъединены. В Израиле 3 тысячи танков, 2 тысячи самолетов, ядерное оружие. Когда я стою в Американском Конгрессе, у меня нет никакого шанса… Но кто сказал, что наша жизнь строится по канонам справедливости?…

Поездка в Палестинскую автономию, организованная общественной организацией «Наше наследие. Демократическая хартия», сложилась из двух частей, разительно отличающихся одна от другой: встреча с главным переговорщиком Арикатом и поездка в строящийся город Раваби. Удивительно, но именно поездка на стройку, а не беседа в шаговой доступности с уже всемирно известным политическим деятелем, стала, в своем роде, сенсацией для гостей Палестины.

***

По большому счету, Саиб Арикат вновь и вновь повторял то, о чем он говорит с самого начала своего участия в переговорах:

— Я надеюсь, что наши израильские партнеры понимают, что сидя с нами за одним столом, они не делают одолжение нам. Они делают одолжение вам. Своему народу. В настоящее время мы не в самой лучшей позиции с начала переговоров. И моя цель, наша цель, остается прежней: создание двух государств в границах 1967 года. Мне в ответ говорят, что это невозможно. И строят новые и новые поселения. Когда, как альтернативу, предлагаю создать единое государство, где у всех буду равные права, отвечают, что я недооцениваю важность еврейского характера государства.

Мы признаем существование Израиля. Мы не расисты и уважаем иудаизм, как религию, точно так же, как мы уважаем христианство. И мы хотим жить в мире.

Как-то я разговаривал с Ариэлем Шароном. И сказал ему: закройте глаза и пройдите со мной из Иерихона в Тель-Авив в 2020 году. Большинство детей, рожденных за эти годы между Иорданом и морем, арабоговорящие. Что вы будете с ними делать? И знаете, что ответил мне Шарон? «Этот вопрос не дает мне спать!».

На самом деле, вы действительно не можете спать спокойно, пока палестинцы живут в нынешних условиях. Пока существуют дороги, по которым могут ездить только граждане Израиля. И пока израильтяне закрывают глаза, рты и уши и делают вид, что ничего не происходит.

С Нетаниягу знакомы 31 год. Недавно встретились в очередной раз, и он сказал мне: «Перестань нас оскорблять, сколько можно?!». Я попросил: «Повтори за мной «два государства, 1967 год». Скажи это. Хочешь, я приведу тебе специалиста, который научит тебя говорить эти 4 цифры?».

За 9 месяцев переговоров с ним, с июля прошлого по апрель нынешнего года, израильтянами на территориях были построены 50 тысяч домов; разрушены 219 палестинских домов; 60 палестинцев убиты (подтверждение точности цифр не нашлось ни в одном известном мне источнике. – Авт.).

Я спрашиваю: почему вы разрушаете наши дома? Почему не даете возможности создать две страны? И не получаю ответа. Но на один вопрос мне ответить должны: что вы хотите с нами сделать?..

На каждом заседании переговоров, когда я входил в зал и говорил «Доброе утро!», мне отвечали только «Что вы будете делать в Газе? С кем мы будем заключать мир, с вами или Газой?». И мы пошли на перемирие с ХАМАСом. Для Нетаниягу это стало поводом прекратить вести с нами переговоры. А ведь в свое время и Израиль заключал сделки с ХАМАСом по поводу Шалита, о прекращении огня…

На вопрос журналистов, откуда есть уверенность в том, что все 26 палестинских партий поддержат и будут подчиняться мирному договору в случае его заключения, Арикат отметил, что двоевластие в Палестине полностью исключается:

— Мы — демократическое общество. Это подразумевает естественное право людей создавать различные организации и партии. Палестинский гражданин не видит глазами Махмуда Аббаса, не говорит его языком. И плюрализм мнений на уровне партий, естественно, разрешается. Мы — палестинский народ. И известно, что мы не образцовые и совершили много ошибок. И будем совершать их. Кто-то из нас думает мудро, кто-то иначе. Как и в любом обществе. Но наше обращение к ХАМАСу таково: когда у нас будет разногласие, мы направимся к ящикам выборов, а не к ящикам от патронов. Это будущее Палестинского государства. И мы обязуемся выполнить эти условия. Не ради вас, ради нас.

20140508_152900


Без жарких споров журналисты, покинули здание Организации освобождения Палестины. По дороге в следующий пункт пребывания посетили одну из главных достопримечательностей Рамаллы — мавзолей Ясира Арафата. И извилистой дорогой направились в город Раваби.

Надо отметить, что никому из присутствующих название места ни о чем не говорило. Оказалось, не просто так. На самом деле, города как такового пока не существует — это просто гигантская, особенно по палестинским меркам, стройка. Первый, спланированный город в Автономии. И первый в мире город, с нуля построенный на средства частных инвесторов. Миллиард долларов вложений в проект поделили известный палестинский миллиардер Башар аль-Масри и некая Катарская корпорация.

Вид строительства будущего города, раскинувшегося на срезанной верхушке огромного холма, впечатляет. Да что там — с отвисшей челюстью мы смотрели по сторонам, дивясь на красивые, даже в недостроенном виде, многоэтажки. Объехав несколько микрорайонов, находящихся в той или иной степени готовности, инженер проекта, взявшаяся сопровождать гостей, словно решила «добить», показав огромный амфитеатр. И неприметный поначалу большой белый камень, заложить который на месте постройки будущей церкви приезжал… православный Патриарх.

В одном из уже функционирующих зданий, расположенном на верхней точке города, — великолепный зал презентаций с макетами Раваби разных масштабов (над проектом города, кстати, трудились американские архитекторы), небольшой кинозал, где посетителям показывают трехмерное видео о будущем солнечном городе. В огромные панорамные окна в ясный день видны небоскребы Тель-Авива, Натания, Ашкелон и даже Средиземное море.

С руководителем проекта Амиром Даяни говорили о стройке. Исключительно. Отношения Палестины и Израиля затрагивал только в свете технических проблем. Не углубляясь и не обвиняя. Журналистам, которые не разделили оптимизма Даяни по поводу того, что все проблемы будут улажены и проект увенчается успехом, он привел простой пример:

— На первую встречу с инвестором я пришел с блокнотом. И вышел, заполнив блокнот записями о проблемах, которые придется решать. И решали. Например, вопрос со строительным материалом отчасти сняли, поставив итальянский завод по обработке камня, который добывают тут же. Строим завод по очищению воды, который будет поставлять техническую воду для бытовых нужд и сельского хозяйства. Сейчас основных проблем осталось только две. Обеспечение города питьевой водой и расширение подъездной дороги».

Проект изначально создан… Потому что создан. И отчасти уже решает проблемы палестинцев: сегодня на проекте трудятся порядка 4 тысяч строителей, в основном палестинцы. Жилье в новом, по замыслу создателей светском городе, рассчитано на средний класс. Стоимость квартир — 65-170 тысяч долларов (площадь 92-320 м2). Планы на недалекое будущее — порядка 10 тысяч рабочих мест при населении 25 тысяч жителей. Что и говорить: «Живи! Работай! Расти!».

Споткнулся проект на отсутствии питьевой воды: главный городской источник воды находится на территории зоны С (что под израильским контролем). И для подключения к израильскому водопроводу, да и для транспортировки воды в резервуар-водохранилище, требуется разрешение Израиля. Из-за его отсутствия строительство Раваби (в числе других 120 «застрявших» по этой же причине проектов) уже затянулось, как минимум, на полгода. А за последние пару лет Израильско-Палестинский водный комитет не собрался ни разу…

Еще одним камнем преткновения стала подъездная дорога к городу. Часть, проходящую по территории С, разрешили построить лишь шириной 7 метров. На ней с трудом разъезжаются два больших автомобиля. Сделать дорогу шире пока тоже не разрешают.

Впрочем, и Палестинское Правительство не разбежалось выполнять обязательства, взятые по строительству и содержанию образовательных и медицинских учреждений: часть из 140 миллионов долларов обещанных, но невыплаченных, легла на плечи покупателей квартир в виде увеличения стоимости жилья.

— Если так пойдет и дальше, боюсь среднему классу станут не по карману подорожавшие квартиры, — подытожил руководитель проекта.

***

Эта беседа оставила странный привкус на душе. Нам всегда кажется, что любой палестинец должен на чем свет стоит проклинать Израиль. Ведь, правда? Не лукавьте… И ты не веришь глазам и ушам, когда палестинцы рассказывают о строительстве, о насущных проблемах, не упрекая наше Правительство, ни словом не касаясь проклятущего конфликта. Как нельзя более точно эти чувства сформулировала известная израильская журналистка Лилли Галилли:

— Знаешь, почему ему веришь? — даже не спрашивала, а рассуждала вслух. — Потому что он говорит о работе. О своих рабочих проблемах. О том, как он их решал. Как будет решать. Потому что между конфликтом, между политиками, между войнами есть люди, которые просто живут, просто растят детей, просто работают и мечтают купить квартиру. Мы очень редко вспоминаем об этом».

Никогда не думала, что руководителю большой стройки, по сути — прорабу, можно верить больше, чем самому главному переговорщику, использующему веские аргументы в борьбе за «миру мир». И, кажется, что именно он, прораб, хочет мира гораздо больше великих политиков. Потому что если будет мир, он завершит проект, проведет воду. И в построенных его рабочими квартирах, будут жить люди. А какой прораб этого не хочет? Не зря, все-таки, говорят, что строитель – самая мирная профессия.

Комментарии

ставить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Scroll To Top