News
You are here: Home » Home Page Projects » Переговорный процесс необходимо начинать с некоей общей отправной точки

Переговорный процесс необходимо начинать с некоей общей отправной точки

Ольга Бирман

 В конце минувшей недели мне довелось побывать в Рамалле и побеседовать с Ашрафом аль-Аджами, бывшим министром палестинской администрации по делам заключенных.  Наша беседа касалась, прежде всего, перспектив палестино-израильского мирного диалога, который, как мы знаем, вновь зашел в тупик.


— Как вы думаете, нынешние переговоры можно считать провалом?

— Я думаю, что текущие переговоры закончатся если не полным провалом, то во всяком случае без конкретных результатов. Даже если они будут продолжены, в том виде в котором они велись до сих пор, на какое бы то ни было продвижение расчитывать крайне сложно. Эти переговоры начались, что называется, с левой ноги.  До начала переговоров не было согласовано никакого общего принципа. И поэтому до сих пор обсуждались только эти самые принципы, а не какие-то конкретные решения. Так мы ни к чему никогда не придем.

Я убежден, что переговорный процесс необходимо начинать с некоей общей отправной точки. Иначе это просто не имеет смысла. Потом уже можно обсуждать конкретные темы — такие, как точные очертания границ, Восточный Иерусалим. Даже такие сложные вопросы, как беженцы и израильская безопасность можно решить. Но без того, чтобы была заведома ясна и оговорена конечная цель переговоров, невозможно ни к чему прийти.

Я думаю, что американцы изначально допустили грубую ошибку, когда пошли на то, чтобы переговоры начались без предварительных договоренностей. Они надеялись, что это станет первым этапом переговоров, но на деле этого не произошло. Надо начинать с конца. Процесс переговоров в Осло должен был закончиться признанием Палестинского государства в границах 67-го года. Теперь мы должны начинать с начала. Но мы должны начинать с принципиального согласия признать Палестинское государство более или менее в этих границах. Тогда уже, я думаю, ничего не помешает нам договориться об окнчательной линии прохождения границы и других вопросах. Я не хочу сказать, что эти вопросы второстепенны, но их значимость несравнима. И пока мы не договоримся о главном,  нет смысла обсуждать подробности.

3187


— В эти дни идет речь об освобождении очередной группы палестинских заключенных в рамках ведущихся переговоров. Скажите, если вы хотите считать себя независимым государством, то почему так настаиваете на освобождении именно израильских арабов?

— Послушайте, прежде всего мы — израильтяне и палестинцы — не обсуждаем сейчас вопрос освобождения заключенных. Была достигнута договоренность. Нам было дано обещание -причем не с израильской стороны, а со стороны американцев, которые, по всей видимости, дали его на основании какких-то израильских гарантий. Поэтому тот факт, что Израиль пошел в этом вопросе на попятную и отказался от своих обещаний, стал для остальных участником переговоров, как для нас, так и для американцев, просто шоком.

Во-вторых, люди о которых вы говорите, они — палестинцы, они были арестованы за свою причасность к ООП. И если ООП ведет переговоры, понятно, что их судьба ей далеко не безразлична, даже если они являются при этом гражданами Израиля. Мы должны перевернуть страницу, которая была до Норвежских соглашений, и вернуться к такому положению вещей, когда эти люди могут жить, как нормативные граждане — вне зависимости от ситуации на территориях на данный момент.

И третье. Я хочу вам задать встречный вопрос: почему Израиль так волнует судьба Полларда? Почему вам так важно его освободить? Он ведь является американским гражданином, который нарушил американский закон, совершив преступление, квалифицируемое как предательство. Почему же тогда все израильские правительства, без исключения, считают себя обязанными бороться за его освобождение, несмотря на то, что он является гражданином другого государства?

Они видят в этом свой моральный долг потому, что Поллард действовал в интересах Израиля, он пошел на риск ради Израиля. Так почему все те же понятия не относятся к нам? Если мы хотим говорить на равных, то мы соответственно должны одинаково относиться к евреям, арабам, израильтянам, палестинцам. Признавать за ними одинаковые права.

Я считаю — это прекрасно, что Израиль борется за освобождение Полларда, это вызывает уважение. Но почему мы, со своей стороны, должны бросить на произвол судьбы тех, кто действовал в наших интересах. Важно подчеркнуть: я говорю о периоде до начала переговоров в Осло, о периоде противостояния. Тогда эти люди были солдатами ООП и действовали от его имени. Сегодня ситуация изменилась. Сегодня ООП ведет с Израилем переговоры об урегулировании, и это было бы просто нелогично достигнуть мирного урегулирования и оставить их в израильской тюрьме.

 — Чего сегодня должна опасаться каждая из сторон больше всего?

Я не знаю, чего опасается Израиль больше всего. Израиль почему-то очень пугает то, что палестинцы обращаются в международные организации. Хотя, по логике вещей, Израиль должен быть заинтересован в признании независимости палестинского государства в границах 67-го года — как на международной арене, в целом, так и Советом безопасности ООН — в частности. Если он на самом деле стремится разрешить конфликт по принципу «два государства для двух народов», то это неизбежный шаг.

Это единственное решение, приемлемое для обеих сторон. Сегодня большинство палестинцев, как и большинство израильтян, поддерживают идею создания двух государств примерно  на основе границ 67-го года. И хотя в Израиле сейчас не боятся попасть в положение Южной Африки — со всеми сопутствующими международными проблемами, санкциями, бойкотом и так далее, но в итоге это именно то, что случится, если Израиль продолжит контролировать захваченные территории и продолжит там строить. Это неизбежно произойдет, если Израиль продолжит отказываться от всех международных предложений урегулирования. Я говорю о резолюциях ООН 242 и 338, о «Дорожной карте» и Саудовской инициативе, о плане Клинтона, озвученного на переговорах в Табе. Каждое из этих начинаний содержит принципы, приемлемые для мирового сообщества и для самих палестинцев в качестве основы для переговоров, основы для соглашения.

Но мы опасаемся, что Израиль продолжит придерживаться экстремистской позиции, продолжит строительство в поселениях, станет применять экономические санкции, продолжит политику, которая в конце концов приведет к падению власти в палестинской автономии. И это приведет нас к новому силовому противостоянию. Если будет разрушена палестинская администрация,и будут уничтожены ее силы безопасности, здесь наступит анархия. Анархия, которая будет сопровождаться насилием и кровопролитием.

Комментарии

ставить комментарий

Your email address will not be published. Required fields are marked *

*

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>

Scroll To Top