News
You are here: Home » Проекты » Проект «Безопасность Израиля» » Проект «Безопасность Израиля» » Администрация Байдена, Израиль и Иран.

Администрация Байдена, Израиль и Иран.

В каденцию Трампа Иран приблизился к ядерной бомбе. Это проблема, с которой придется иметь дело Израилю во время каденции Байдена.

Стратегия администрации Трампа в отношении Ирана не достигла своей цели — и сегодня Иран ближе к возможности разработать ядерную бомбу, чем в начале срока правления Трампа. В преддверии каденции победившего на выборах кандидата Джо Байдена, Израиль должен выработать стратегию, как убедить США внести существенные поправки в ядерное соглашение от 2015 года. 

После того, как стало известно о победе Джо Байдена на выборах в США, в Израиле многие выразили опасение, что победа демократов нанесет ущерб нашим политическим интересам. 

Нет сомнения в том, что президент Трамп был самым дружественным президентом США для Израиля — во всяком случае в том, что касалось интересов и чаяний израильского правительства. Нетаниягу и Трамп хорошо понимали друг друга. В последние четыре года точка зрения Вашингтона и Иерусалима на ближневосточные реалии была практически одинаковой. Правительство США во главе с президентом Трампом перевело американское посольство в Иерусалим, признало суверенитет Израиля на Голанских высотах, заблокировало всевозможные антиизраильские решения в международных инстанциях. Кроме того, эта администрация завершила победу над ИГИЛ и уничтожила их лидера Аль-Багдади, Трамп, в отличие от своего предшественника, начал военную операцию в Сирии — после того, как Асад применил химическое оружие к своим гражданам.

Но более всего важны два стратегических шага, которые внесли большой вклад в продвижение целей Израиля: первый — это продвижение нормализации с Эмиратами, Бахрейном и Суданом. Второй — жесткая анти-иранская политика: выход из ядерного соглашения, возврат болезненных экономических санкций, устранение Касама Сулеймани, который проводил политику устрашения и террора, чтобы превратить Иран в гегемона на Ближнем Востоке.

Однако Трамп, как и Обама до него, проводил в жизнь политическое устранение США из конфликтов Ближнего Востока — и в вакуум, который американцы оставили за собой, вошли Иран и Россия. Стратегия «максимального давления» на Иран не достигла своих целей — среди которых свержение режима в Тегеране или изменение его политики и поведения. Когда Трамп покинет Белый дом, Иран будет ближе к военному ядерному потенциалу, чем в 2017. Самая большая проблема — у Трампа не было никакого оперативного плана, никаких идей по поводу реальных санкций против нарушений соглашения Ираном и его продвижения к ядерному порогу. 

Байден – друг Израиля

В преддверии вступления Джо Байдена в Белый дом следует напомнить, что он — давний друг Израиля, в отношениях с которым Израиль имел положительный опыт в течение 40 лет его карьеры. Важно понимать, что в политике Соединенных Штатах 2020 года существует общая, двухпартийная (республиканское и демократическое) позиция по поводу основных принципов политики страны на Ближнем Востоке:

1. Больше никаких войн (после двух десятилетий неудачных войн в Афганистане и Ираке).

2. Энергетическая независимость США не требует «приобретения симпатий» арабских стран.

 3. Следует всеми силами помешать Ирану стать ядерной державой.

4. Мир и нормализация между странами региона является и самостоятельной целью, и средством достичь остальных целей.

Новая администрация не станет кардинально менять свою политику в отношении Израиля. 

Для израильтян, естественно, наиболее актуальной проблемой является ожидаемое отношение нового президента к Израилю —  но следует понять, что Ближний Восток отнюдь не станет верховным приоритетом президента Байдена. Мы, скорее всего, даже не в первой десятке в списке приоритетов. Первым приоритетом будут, прежде всего, внутренние проблемы США. И даже когда администрация станет заниматься вопросами внешней политики, она скорее будет разворачивать борьбу с Китаем за глобальное мировое господство, чем заниматься ближневосточными дрязгами. Китай бросает вызов США во всех областях: в экономике и торговле, в конкуренции за мировое технологическое лидерство, в военных технологиях. Но, самое главное, у Китая свое видение мирового порядка — и именно с этим Штаты пожелают иметь дело в первую очередь. После Китая, приоритеты внешней политики новой администрации — отношения с силовой политикой России и с ядерной Северной Кореей. Кроме того, администрация будет сосредоточена на возобновлении партнерства США с их многолетними союзниками и возвращении к соглашениям, из которых вышла в каденцию Трампа — прежде всего, к Парижскому соглашению на тему климата и экологии. 

И только после всего этого придет очередь Ближнего Востока и Израиля. Впрочем, даже тогда не следует ожидать резких изменений в политике. Некоторые склонны забывать, или, скорее, хотят забыть, что новый мирный план Трампа всего лишь является вариацией того самого старого плана под названием «два государства для двух народов».  Как и Трамп, избранный президент Байден знает, что палестинцы несут основную часть ответственности за продолжающийся застой в мирном процессе: это включает раскол между ФАТХом и ХАМАСом, отказ ХАМАСа прекратить террористическую деятельность и признать Израиль, радикальная и негибкая позиция правительства Палестинской автономии в переговорах и тот факт, что по сей день палестинцы не ответили на предложение рамочного соглашения госсекретаря Керри (от 2014 года). Байден не вернет американское посольство в Тель-Авив, но, безусловно, может возобновить гуманитарную помощь ООН для палестинцев, а также вновь открыть представительство ООП в Вашингтоне.

Иран – основная проблема

Основной вопрос на Ближнем Востоке, который будет стоять перед администрацией Байдена, это вопрос иранского ядерного оружия, а вовсе не вопрос палестинцев. Демократическое правительство безусловно несет некоторую ответственность за ядерное соглашение Обамы, и Байден даже объявил, что намерен вернуться к дипломатическим решениям и к соглашениям с Ираном, однако и в демократическом лагере многие понимают, что к ядерному соглашению в том виде, в котором его приняли в 2015-ом году, абсолютно невозможно вернуться в 2021-ом. Предположения, лежавшие в основе соглашения, не оправдались. Иран не стал более умеренным, наоборот — стал более агрессивным. Сделанные выводы из данных «ядерного архива», привезенного Моссадом из Тегерана, позволяют однозначно заявить, что Иран намерен разрабатывать ядерное оружие и имеет достаточно научной базы для этого. Также стало ясно, что в первоначальном соглашении есть «дыры» в вопросах надзора над исследованиями и разработками. Особенно же следует переработать пункт, который говорит о постепенном снятии санкций и органичений. Иран, со своей стороны, нарушил сделку не раз и не два и не собирался скрывать это —  к примеру, запустил усовершенствованные центрифуги для обогащения урана, установленные на подземном объекте в Натанзе. 

Самой сложной и важной задачей правительства Израиля в отношениях с новой администрацией в Вашингтоне будет убедить Байдена внести существенные поправки в первоначальное ядерное соглашение. Важно убедить администрацию использовать рычаги против Ирана, созданные правительством Трампа. Но срочнее всего — выяснить и ратифицировать общие стратегические идеи, основанные на ценностях и интересах, которые разделяют две страны, чтобы укрепить доверие между Израилем и новым правительством. Только доверие поможет продвигать общие цели, такие как безопасность Израиля, противостояние ядерной программе Ирана и продолжение мирного процесса и нормализации на Ближнем Востоке.

*На основе материалов сайта «Форум регионального мышления» и института «Митвим»

Комментарии

Scroll To Top