News
You are here: Home » Проекты » Проект «Безопасность Израиля» » Проект «Безопасность Израиля» » Возвращение каханизма недопустимо

Возвращение каханизма недопустимо

Перед выборами 2021 года каханизм вновь стал предметом общественной дискуссии – в своем стремлении снова стать премьер-министром, теперь уже во главе однородной правой коалиции, которая с радостью предоставит Нетаниягу спасательный выход из сложной судебной ситуации, премьер Израиля бьет все рекорды.

Биньямину Нетаниягу удалось гарантировать то, что голоса, отданные за партию Оцма Иегудит («Мощный Израиль»), не пропадут, сгинув вместе с голосами остальных партий, не проходящих электоральный барьер. Нетаниягу «пристегнул» Оцму и ее руководителя Итамара Бен-Гвира к списку «а-Ционут а-Датит» («Религиозный сионизм»), которым руководит Бецалель Смотрич, и которое представляет на этих выборах так называемый «хардальный» сектор в национально-религиозном лагере. Вместе с Бен-Гвиром к списку присоединилось и гомофобное движение «Ноам», пропагандирующее «возвращение к иудейским корням» самого консервативно-реакционного толка.

В данный момент уже есть опросы, которые обещают блоку четыре-пять мандатов, и не было еще ни одного серьезного опроса, в котором он не проходит электоральный барьер. Авигдор Маоз, представитель Ноам, находится на шестом месте, то есть попадание его в Кнессет вполне реально. Даже если партия возьмет пять мандатов, при условии ее нахождения в коалиции, Маоз сможет попасть в Кнессет с помощью «норвежского закона», в рамках которого уйдут в отставку из Кнессета министры, представители партии в правительстве. Есть сведения о том, что именно это было обещано Нетаниягу в рамках его лоббирования союза Смотрича и Бен-Гвира.

Ликуд и «а-Ционут а-Датит» подписали договор об «остаточных голосах». Это означает то, что одна из этих партий, при условии, что обе из них попадут в Кнессет, получит дополнительный мандат за счет остатков ее партнера по договору. Если бы Кахане был жив и баллотировался в Кнессет 18-го созыва, его список не только не отвергли бы, но он имел бы все шансы набрать не меньше голосов, чем надеется получить «А-ционут а-датит». Запретное стало дозволенным, отвергнутое – приемлемым, отвратительное – почитаемым. Если бы во время Кахане кто-то предсказал, что настанет время, когда его последователю предложат союз с правящей партией и такое обещание принесет ему много голосов, предсказателя сочли бы безумцем.

Где те времена, в которые Ицхак Шамир выходил из зала заседаний, когда на трибуну Кнессета поднимался Меир Кахане? Теперь руководитель Ликуда хлопочет в пользу духовного наследника Кахане, некогда состоявшего в партии Ках, которая в 1994 году была внесена в Израиле в список террористических организаций. Биби делает всё, чтобы Бен-Гвир попал в Кнессет, а заодно с ним там же оказался и представитель самой реакционной части национально-религиозного лагеря. Что не сделаешь для того, чтобы прекратить судебное разбирательство по трем коррупционным делам!

В Кнессете Итамар Бен-Гвир явно захочет заниматься юридическим делами, он же адвокат по своему образованию, имеет большой опыт практической деятельности. Это означает, что человек, который в 1995 году держал в руках сорванную с машины Ицхака Рабина эмблему, и говорил буквально следующее: «мы добрались до эмблемы, доберемся и до самого Рабина», теперь будет влиять на важнейшие процессы в стране, займет место среди тех политиков, которые определяют то, как будет выглядеть израильская юридическая система.

Каждый год Бен-Гвир является одним из организаторов и почетным участником вечера памяти Меира Кахане, где пришедшие клянутся верности заветам и принципам покойного вождя партии Ках, а теперь он будет заседать в комиссиях Кнессета, и, возможно, даже в Комиссии по избранию судей. Сам Бен-Гвир сказал на днях, что станет активно действовать, будучи парламентером. В том, какого рода будет эта деятельность, можно не сомневаться.

Лоббинг Нетаниягу в пользу верного наследника учения рава Кахане вызвал весьма показательную реакцию в Ликуде. Нетаниягу сообщил о том, что Бен-Гвир будет частью коалиции, но не частью правительства. При каждом таком обещании Нетаниягу необходимо первым делом вспомнить длиннейший список его прошлых обещаний, которые были благополучно не выполнены. Следует также подчеркнуть, что «выразительница мнения народа» в Ликуде, Май Голан, выразила желание видеть Бен-Гвира частью будущего правительства. По ее мнению, большинство депутатов Ликуда поддерживают эту позицию, просто, в отличие от нее, не говорят об этом вслух.

15 февраля были опубликованы результаты очередного предвыборного опроса, проведенного институтом общественного мнения «Панель политикс». Среди прочего там были заданы и вопросы об отношении к возможности вхождения Бен-Гвира в коалицию и правительство. Среди правых избирателей 37% поддержали назначение Бен-Гвира министром в правительстве, 31% были против этого. Среди избирателей Ликуда поддержку вхождения Бен-Гвира в правительство выразили 38%, против были 25%. При оценке отношения к этому вопросу среди всех опрошенных выяснилось, что лишь 25% поддерживают назначение Бен-Гвира министром, 46% опрошенных были против этого. Возможно, Нетаниягу всего лишь выражает господствующее в правом лагере мнение о Бен-Гвире как о легитимном члене правительства.

Так или иначе, лоббирование союза Смотрича с Бен-Гвиром, и, особенно, соглашение об «остаточных голосах» между Ликудом и «а-Ционут а-Датит», означает одно: голосуя за Ликуд, избиратели фактически помогают попасть в Кнессет и Бен-Гвиру и Авигдору Маозу. Оба они олицетворяют собой самый радикально-расистскую, дремуче-консервативную и гомофобную часть израильского общества. Возможно, пока еще остались в правом лагере избиратели, которым это будет мешать, которые будут ощущать неловкость и смущение из-за того, что своим голосованием за Ликуд помогают таким одиозным деятелям взойти на трибуну Кнессета, а то и попасть в правительство. Но, судя по динамике — еще одна-две каденции правления Нетаниягу, и таковых в правом лагере уже просто не останется.

Дело даже не в том, что Бен-Гвира и «Оцма Иегудит» не отстранили от участия в выборах — важнее, что его позиция обрела законность, и ответственность за это несет все общество. Кахане в свое время бойкотировали, а сегодня его идеология – почти мейнстрим. Следует понять, как губительно это влияет на общество. Партия Смотрича и Бен Гвира пользуется расистской ненавистью к арабам, а также презрением к демократии и верховенству закона. Ультраправые политики цинично разжигают националистические настроения, в особенности среди слабых групп населения, но не только среди них. Многие молодые люди – и не только в поселениях — отдают им свои голоса, и эти идеи просачиваются все глубже.

Если интифада израильских арабов когда-нибудь разразится, мы будем знать, кого винить в этом: тех, кто занимался преступным подстрекательством против них, и тех, кто счел эти подстрекательские призывы приемлемыми и законными. Всем, кому дорог демократический характер нашей страны, следует призвать своих лидеров: «Держитесь подальше от этого непотребства. Что угодно, но только не Бен-Гвир, если мы хотим, чтобы Израиль действительно оставался нашим домом».

В статье использованы материалы сайтов РеЛевант и Гуш-Шалом

Комментарии

Scroll To Top