News
You are here: Home » Проекты » Проект «Безопасность Израиля» » Проект «Безопасность Израиля» » Операция «Стражи Стен» — война, которую следовало ожидать

Операция «Стражи Стен» — война, которую следовало ожидать

Годы правления Нетаниягу-Трампа стали сокрушительными. Палестинцы достигли точки кипения. Взрыва можно было ожидать в любой момент и по любому поводу.

Стратегия Израиля, которую Нетаньягу сформировал в первую каденцию своего правления и реализует на протяжении 12 лет, очень проста и эффективна: провозгласить приверженность решению “два государства для двух народов”, чтобы успокоить мировую общественность и своих союзников, провозгласить готовность к переговорам с палестинцами в любое время, но одновременно максимально ослабить официальную власть автономии настолько, чтобы можно было срывать эти переговоры под предлогом отсутствия легитимного партнера для переговоров.

Эта стратегия, безусловно, работает — большинство израильтян убеждены, что у нас действительно нет партнера для переговоров ирешения палестинского вопроса. Вопрос только в том, работает ли эта стратегия в интересах Израиля или наоборот?

Интерес Израиля не в том, чтобы ослаблять власть палестинской автономии, а наоборот – в том, чтобы ее укреплять. Стратегия фактического саботирования переговоров – это стратегия страуса, зарывания головы в песок и откладывания проблемы для решения потомкам. В конечном итоге она не может быть эффективной.

На данный момент парадоксальным образом интересы Нетаньягу и ХАМАСа сошлись. ХАМАС своими бомбежками помогает Нетаньягу постоянно демонстрировать, что в автономии не с кем вести переговоры, помогает Нетаньягу разрывать общество на правых и левых и консолидировать свой “ядерный” правый электорат, который в условиях боевых действий, естественно, всегда преобладает. А значит – бесконечно удерживать свою власть, в чем в конечном итоге и состоит главная цель стратегии Нетаньягу. А Нетаньягу своими провокационными действиями в Иерусалиме и ослаблением Аббаса помогает ХАМАСу демонстрировать, что именно ХАМАС, а не официальная власть Аббаса является истинным защитником палестинцев.

Пожар в доме

В ряду бесконечных витков насилия с Сектором Газа, нынешняя операция против Хамаса имеет ярко выраженную особенность. На этот раз, кроме летящих из Газы ракет, Израиль столкнулся и с внутренней проблемой — беспорядками на этническо-религиозной почве. Собственно, триггером нынешнего витка насилия послужили внутренние события, при условии, что мы считаем происходящее в Иерусалиме, особенно в его восточной части, внутренними делами страны. Эскалация создалась демонстрациями и столкновениями вокруг арабских семей, выселяeмых из иерусалимского квартала Шейх Джарах. Затем пришло блокирование лестниц возле Шхемских ворот Старого Города в Иерусалиме, потом это все перекинулось на Храмовую Гору, где прошли столкновения между полицией и пришедшими на молитву мусульманами, и  взрывоопасная атмосфера месяца Рамадан вспыхнула большим пожаром. В стратегическим смысле этот пожар есть самая большая опасность, которая может угрожать Израилю. Мирное сосуществование еврейских и арабских граждан страны является залогом благополучия и развития буквально всех аспектов общественной и экономической жизни страны, и сейчас это сосуществование, необходимое Израилю как кислород, находится под серьезной угрозой.

Радикальные и экстремистские элементы с обеих сторон конфликта получили карт-бланш для своей погромной деятельности. Такие элементы есть в любом обществе, даже в самых благополучных и развитых странах, и стойкость демократических институтов в этих странах измерятся и тем, насколько эффективно они могут контролировать их деятельность. Если те получают легитимацию от части политиков, особенно находящихся у власти, и от немалого процента населения, при бездействии правоохранительных органов, получается примерно то, что мы сейчас видим на улицах израильских городов.

Израильско-палестинский конфликт неминуемо накладывает свою тяжелую тень на еврейско-арабские отношения внутри страны. Пока этот конфликт не будет решен на базе договоренности между сторонами, он будет висеть дамокловым мечом и над еврейско-арабским сосуществованием внутри страны.  Многолетняя дискриминация арабского населения страны в широком спектре вопросов, естественно, также стала обильной почвой для накапливания злости и ярости, которая в критические моменты, такие какие мы наблюдаем в эти дни, в дни торжества вседозволенности и безвластия, выплескивается в виде погромов и беспорядков. Для того, чтобы нейтрализовать экстремистские и радикальные элементы среди арабских граждан страны, требуется мудрая государственная и общественная политика, которая не имеет ничего общего с тем, что мы можем наблюдать сейчас. Депутат Кнессета Итамар Бен-Гвир, попавший в Кнессет благодаря активному лоббингу Нетаниягу, активно поливает бензином разгоревшийся костер. Об этом весьма недвусмысленно заявил на совещании у Нетаниягу генеральный инспектор полиции Коби Шабтай, назвавший Бен-Гвира ответственным за нынешнюю интифаду.

 ХАМАС – проверенные средства и «тикающая бомба»

ХАМАС создает «факты на местности» и «заявляет о присутствии». Если Аббас требует экстренного созыва Совета Безопасности ООН, то ХАМАС прибегает к проверенным средствам, на которые Израиль не может не обратить внимание. Если Аббас сдерживает волны палестинского недовольства и принимает превентивные – в том числе репрессивные — меры во время «Интифады ножей» 2015 и во время Литого Свинца, то ХАМАС действует по отработанному сценарию – не сдерживает недовольство, а присоединяется к нему и возглавляет его.

Заметим в скобках, что в те моменты, когда Израиль соблюдает соглашения и ХАМАС не видит причин для обострения, он с большим или меньшим успехом сдерживает активность салафитских группировок в Газе. Успех этого сдерживания напрямую зависит от политики Израиля. Как сказал один из лидеров ХАМАС в июле 2015: «Кто угодно, недовольный своей группой или фракцией, может выразить свое несогласие, выпустив ракету по Израилю. Мы пытаемся делать все возможное, чтобы это остановить, но боевики все время спрашивают, почему они должны сдерживаться, если блокада все еще продолжается».

Все эти годы, когда Палестинская администрация во главе с Абу Мазеном отказывалась от пути насилия и действовала на дипломатическом поле, не произвели на Израиль никакого впечатления. Несмотря на упорную и успешную борьбу Палестинской администрации с террором, которую постоянно отмечают руководители армии и ШАБАК, несмотря на самый спокойный период в истории Израиля, в Абу Мазене не увидели партнера, а спокойствие приписывали исключительно мудрой политике Нетаниягу. После прихода к власти администрации Нетаниягу, за исключением имитации переговоров в 2014, мирный процесс не только заглох, но и потерял легитимность.

Все эти годы непрекращающегося строительства на территориях и сноса палестинских домов в самом деле постепенно лишили палестинцев надежды на возможность мирного урегулирования. Что происходит, когда чего-то не удается достичь по-хорошему? Что происходит, когда теряют надежду?

Годы Нетаниягу-Трампа стали сокрушительными. Палестинцы достигли точки кипения. Взрыва можно было ожидать в любой момент и по любому поводу.

Надпись была на стене

Год назад, после публикации плана Трампа, поддержка вооруженного сопротивления среди палестинцев Западного Берега и Газы достигла рекордной отметки в 64% — это самый высокий уровень со времен Второй интифады. Вопреки популярному мнению о том, что палестинцы понимают только силу, уровень поддержки вооруженного сопротивления падает каждый раз после уступок Израиля – так было, например, после того, как убрали магнометры (металлоискатели) на Храмовой Горе – и соответственно растет, когда палестинцы теряют надежду добиться улучшения ситуации ненасильственным путем.  Сейчас, как мы указывали выше, все сошлось в одной точке – отмена выборов в автономии, убившая надежды на перемены, волнения из-за выселения из Шейх Джарах, из-за закрытия площади у Шхемских ворот, из-за кровопролитий в Аль-Аксе в конце Рамадана отозвались и в сердце палестинцев, и среди израильских арабов.

Все разочарование, все утраченные надежды на урегулирование и независимость вызвали мощнейший толчок, на который и среагировал ХАМАС. Эта надпись была на стене. Бесчисленные предупреждения о том, что отказ от мирных переговоров и унижение Аббаса подпитывают радикальные настроения и усиливают радикальные группировки, начинают сбываться на наших глазах. И неважно, сколько времени в этот раз продлятся обстрелы и на каких условиях будет заключено очередное соглашение о прекращении огня – ХАМАС сделал мощное политическое заявление о претензии на лидерство, и это не пройдет незамеченным.

Среди израильского общества палестинцы, и особенно ХАМАС, представляются воплощением абсолютного иррационально зла, подчиненного одной идее – уничтожению Израиля. Из-за того, что у абсолютного зла не может быть ни логики, ни здравого смысла, ни иных интересов мы не видим ни внутренней логики действий, ни динамики, ни причинно-следственных связей. Мы смотрим на процессы, идущие на палестинской улице, через призму своего восприятия, уверенные, что ими постоянно и неизменно движет лишь одно стремление, а все что остается нам – не прогибаться и не уступать.

Любое насилие, любое притеснение с нашей стороны заранее оправдано их лютой ненавистью и готовностью нас уничтожить. Мы не видим связи между блокадой и обстрелами, между жертвами Маршей Возвращения и огненными шарами. Так же и сейчас мы не готовы увидеть связь между сотнями раненых на Аль-Аксе и сегодняшней эскалацией. Мы, как общество, подталкиваем подверженное популизму политическое руководство на самые радикальные меры, а потом пожинаем плоды.

И это при том, что даже в оборонной доктрине Израиля говорится о необходимости стремления к миру и к урегулированию как к основе и залогу безопасности. Под конец этого документы мы хотели бы процитировать бригадного генерала Дрора Шалома, который в октябре 2020, перед уходом с поста главы исследовательского отдела военной разведки ЦАХАЛ, сказал в интервью «Едиот Ахаронот»: «Палестинская проблема лежит у нашего порога как тикающая бомба. Это произойдет не завтра утром. Но это может случиться, когда уйдет Аббас, и мы не можем это игнорировать. Они сталкиваются с серьезными трудностями в экономической, гражданской и управленческой сферах… Усиление Палестинской администрации – в интересах безопасности Израиля… Мы не должны думать, что арабы внезапно забудут о палестинской проблеме. Палестинская проблема – это наименьший общий знаменатель всего арабского мира, и в конце концов эти соглашения о нормализации [с ОАЭ, Бахрейном и Суданом] были подписаны благодаря тому, что была отложена аннексия.»

Материал основан на публикациях сайта РеЛевант

Комментарии

Scroll To Top