News
You are here: Home » Проекты » Проект «Безопасность Израиля» » Проект «Безопасность Израиля» » Палестинцы объединятся чтобы противостоять плану Трампа и нормализации отношений Израиля со странами залива.

Палестинцы объединятся чтобы противостоять плану Трампа и нормализации отношений Израиля со странами залива.

План Трампа, израильские разговоры об аннексии и более всего — соглашения Израиля о нормализации отношений с Эмиратами и Бахрейном — толкают ФАТХ и ХАМАС к заключению договора о сотрудничестве. Обе стороны считают, что отношение мирового сообщества к палестинскому вопросу переживает беспрецедентный спад. Сейчас, по мнению палестинцев, наступает исторический момент, требующий принятия других решений и смены политики и стратегии. Как и следовало ожидать, есть разногласия между сторонами.

Многочисленные удары, нанесенные палестинцам в последние месяцы, ставят перед их руководством судьбоносные вопросы, требующие иного решения, чем все, что существовало раньше. Публикация «сделки века» Трампа в январе прошлого года, намерения Израиля по осуществлению плана односторонней аннексии, о которых заявил премьер-министр Нетаньягу, а более всего — соглашение о нормализации отношений между Израилем и ОАЭ — все это заставляет две палестинские противоборствующие партии, ФАТХ и ХАМАС, а также другие палестинские фракции, сблизиться перед лицом угрозы. Все эти события, по их общему мнению, имеют чрезвычайно отрицательное влияние на палестинскую идентичность и решение палестинской проблемы. Мирный договор между Израилем и ОАЭ стал последней каплей, потому что он подрывает арабскую поддержку, на которой палестинцы основывали основную часть своей стратегии борьбы с Израилем. Отказ арабских министров иностранных дел на конференции Лиги арабских государств 9 сентября осудить отдаление ОАЭ, в рамках соглашения с Израилем, от принципов арабской инициативы — также стал дополнительным стимулом для палестинцев объединиться.

С тех пор обе стороны пытаются продвигать тему сотрудничества и согласия, как необходимое условие для формирования стратегии палестинской национальной борьбы.

 Встреча лидеров ФАТХа и ХАМАСа, Джибрила Раджуба и Салаха аль-Арари, в Стамбуле 24 сентября имеет первостепенное значение, и демонстрирует реальное отношение палестинцев к недавним событиям.

Это только один эпизод в серии усилий, которые стороны демонстрируют в попытке примирения, разработки стратегии совместной борьбы или хотя бы подобия единства в палестинском лагере.

Этой встрече предшествовали совместная пресс-конференция Раджуба и аль-Арари в начале августа (которую они вели онлайн из Рамаллы и Бейрута), а также первое общее собрание всех руководителей палестинских фракций 3 сентября во главе с президентом Аббасом. Конференция также проходила в двух местах одновременно, и в конце концов представители ФАТХа и ХАМАСа были уполномочены составить совместный план решения новых задач. Кроме того, состоялось выступление Исмаила Хания, председателя политического бюро ХАМАСа, на телеканале Палестина, принадлежащего ООП, а также выступление Джибрила Раджуба на канале ХАМАСа «Аль־Акса». Риторика с обеих сторон также указывает на сближение и готовность к соглашениям.

Встреча в Стамбуле закончилась принятием обеими сторонами документа о проведении выборов в палестинские органы власти, хотя этот документ еще будет поставлен на всеобщее голосование на широком пленуме всех палестинских организаций.  ЦК ФАТХа 1 октября утвердил пакт о принципах сотрудничества с ХАМАСом, который представил Джибрил Раджуб после встречи в Стамбуле.

Все эти события — новость для специалистов, следящих за происходящим на палестинской арене. В прошлом многочисленные попытки примирения между ХАМАС и ФАТХ предпринимались, как правило, при посредничестве какого-либо арабского государства, обычно Египта, а иногда — при поддержке неарабской третьей стороны. На этот раз инициатива принадлежит обеим палестинским фракциям. Обе стороны обеспокоены кризисом, связанным с палестинской проблемой. Это исторический момент, требующий принятия иных решений. Попытки сближения говорят о том, что, по мнению сторон, каждой из стратегий, которым следовали организации до сих пор, оказалось недостаточно для того, чтобы вывести палестинский народ из его бедственного положения.

В этом процессе, фактически убравшем палестинский вопрос с общемировой и даже арабской повестки дня, обвиняется, видимо, администрация Трампа, которая значительно изменила подход США к разрешению ближневосточного конфликта.

 Трамп пытается навязать палестинцам постоянное соглашение на таких условиях, которые они не могут принять. Арабские страны, близкие к США, не выдерживают давления, и вынуждены уступить, отозвав свои требования по поводу палестинцев в пользу собственных более срочных интересов. Израиль же пользуется широкой американской поддержкой, которая позволяет ему принимать решения независимо от согласия второй стороны.

План Трампа по разрешению израильско–палестинского конфликта, опубликованный в январе прошлого года, привел к объединению двух палестинских партий против навязанной им «сделки». Он интерпретируется палестинцами как де-факто аннексия Израилем всей территории между морем и Иорданом, поскольку, согласно этому плану, Израиль остается единственным ответственным за безопасность в регионе даже после образования палестинского государства.

В качестве последней капли выступили договора о нормализации с ОАЭ и Бахрейном. Палестинцам дали понять, что аннексия территорий была отложена, но не отменена. Премьер-министр Нетаниягу заявил, что речь идет об отсрочке, и что он намерен осуществить аннексию в будущем. Никаких разъяснений со стороны администрации Трампа, которые могли бы оспорить слова израильтян, дано не было. Администрация Трампа вообще не сочла нужным обсудить ситуацию с Абу-Мазеном или его представителями.

 Подводные камни – что может помешать сотрудничеству?

На данный момент неясно, в какой степени палестинские организации смогут идти навстречу друг другу, изменяя своим основным принципам и откладывая в сторону свои собственные интересы, чтобы действовать сообща.

По мнению обеих сторон, сама попытка сближения — это ответ на требование палестинской общественности, которая рассматривает раскол между ФАТХом и ХАМАСом как причину слабости палестинцев; слабости, позволяющей всем желающим вмешиваться в их дела. Если двум партиям удастся преодолеть пропасть между ними, ФАТХ и ХАМАС также повлияют на другие фракции. Конечно, при этом они будут вынуждены столкнуться с некоторыми нерешенными проблемами, с которыми уже имели дело во время многочисленных попыток примирения в последние годы. Вот три примера:

1. Вооруженное сопротивление и проблема использования оружия.

В 2005 году Махмуд Аббас прекратил все виды насилия в борьбе с Израилем и объявил о начале новой эры — эры «великого джихада» дипломатии, политики и усилий по решению внутрипалестинских проблем. Его стратегия включает полную координацию с Израилем по вопросам безопасности, координацию, которую Аббас часто называл «священной». При этом Махмуд Аббас со временем сделал вооруженную борьбу против Израиля на Западном берегу незаконной. Переворот ХАМАСа в секторе Газа в 2007 породил дифференциацию двух регионов, что позволило Махмуду Аббасу сохранить за собой координацию по вопросам безопасности с израильской стороной и относительное спокойствие по всему западному берегу. С тех пор он требовал контроля над всем палестинским оружием, в качестве условия для любого примирения. Движение ХАМАС отклонило это требование и продолжает считать вооруженное сопротивление основным средством «борьбы с сионистами». Впрочем, в 2017 году ХАМАС опубликовал новую политическую платформу, которая позволит обеим фракциям выработать механизм совместных ненасильственных действий против Израиля, хотя и не обязательно в рамках полного единения.

2. Борьба за власть и контроль и разделение функций между организациями.

С израильской стороны принято считать, что движение ХАМАС — это более сплоченный, более мощный орган, имеющий определенную идеологию, не признающий Израиль и его право на существование, и фанатично уверенный в собственной правоте.

Два компонента являются сегодня решающими в вопросе статуса ХАМАСа: один — это разное отношение Израиля к каждой из палестинских организаций, сильно влияющее на их статус внутри палестинского сообщества. Другой — тот факт, что палестинцы считают вооруженное сопротивление вершиной жертвенности и средством освобождения от чувства гнева и мести, но совершенно не верят, что оно приведет к освобождению Палестины и какому-либо изменению в позиции Израиля.

Результатом всего этого стало заметное сокращение вооруженного сопротивления в секторе Газа с 2014 года. ХАМАС прекрасно понимает, что его нынешнее выживание в секторе Газа является результатом решения Израиля не отвоевывать сектор.

Поэтому отношения между двумя организациями сегодня не станут неразрешимой проблемой, заводящей в тупик любые переговоры. ХАМАС больше, чем прежде, осознает необходимость совместных действий и стремится быть частью международного сообщества. Нельзя забывать, что даже победив ФАТХ, ХАМАСовцы в конечном итоге будут вынуждены решать гораздо более сложные вопросы, чем те, с которыми и сегодня они не в силах справиться в секторе Газа. Смогут ли они, к примеру, получить поддержку или помощь от Запада, если ФАТХ не будет основной частью ООП? В случае «победы», ХАМАСу придется постоянно воевать с Израилем, а на деле — и с палестинским большинством, которое никогда не согласится принять победу ХАМАСа над ФАТХом, если та будет достигнута силой.

3. Присоединение к оси Турция-Катар


На первый взгляд, ХАМАС и ФАТХ сближаются с этими странами.  Однако приближение ФАТХа к оси Турция-Катар является скорее формой протеста против умеренных арабских стран, которые поддерживали нормализацию с Израилем больше, чем принимали сторону палестинцев. Показательно, что Джибрил Раджуб и Рухи Фатух, главы ФАТХа, поспешили из Стамбула и Дохи сразу в Каир, стремясь разъяснить египтянам, что их место как посредников во внутрипалестинском диалоге стабильное и устойчивое, и что новость состоит лишь в том, что на этот раз речь идет о внутрипалестинской инициативе. Поэтому игнорирование ХАМАСа странами умеренной оси может быть препятствием для попытки примирения. Ведь, несмотря на свое разочарование, ФАТХ не сможет разорвать отношения с умеренной суннитской осью, а ХАМАС, тесно связанный с турецко–катарской осью, уже давно пытается сблизиться и с умеренными странами, но безуспешно.

Все это проливает свет на сложные дилеммы, с которыми сталкиваются сегодня палестинцы. Вопрос в том, идентично ли восприятие ситуации обеими сторонами? Считают ли они, что реальная опасность нависла над самим фактом существования палестинской проблемы, и заинтересованы ли они в полном национальном примирении или в двустороннем согласии о разделении власти? Многие еще думают, что ситуация может измениться, к примеру, в результате американских выборов. Поэтому правильнее будет говорить о попытках достичь взаимовыгодного сотрудничества, а не о перемирии или объединении. В любом случае, мы сегодня имеем дело с совершенно новой ситуацией в палестинской политике.


В документе использованы материалы Института национальной безопасности (INSS) в Тель-Авиве и Форума регионального мышления.

Комментарии

Scroll To Top