News
You are here: Home » Проекты » Проект «Безопасность Израиля» » Проект «Безопасность Израиля» » Президент Джо Байден и будущее поселений за «зеленой чертой»

Президент Джо Байден и будущее поселений за «зеленой чертой»

На данный момент, лучшей стратегией Израиля в отношениях с новой администрацией США станут шаги в сторону возобновления переговоров с палестинской стороной. Как это может повлиять на статус поселений?

Будущее поселений тревожит израильское правительство и самих поселенцев ввиду избрания новым президентом США демократа Джо Байдена. В отношениях между Израилем, где по опросам около 70% граждан поддерживали Трампа, и новой администрацией США, царит полная неясность, можно даже сказать, дипломатический сбой. Непонятная адержка, которая не позволила Нетаниягу быстро поздравить нового президента с победой, экстренная встреча Нетаниягу и Бин-Салмана сразу после выборов, а в особенности решение расширить строительство поселений за «зеленой чертой» — все это сулит непростые перспективы израильско-американским отношениям.

Если мы позволим себе небольшой экскурс в прошлое, не секрет, что отношения Нетаниягу с Обамой были явно неприязненными. Причиной этого была резкая критика строительства израильских поселений со стороны администрации Обамы, ядерное соглашение с Ираном, а главное – США тогда высказывались достаточно четко за демократизацию региона. В Израиле видели в этом нападки на израильскую политику на территориях, а именно отсутствие у палестинцев простых гражданских прав, а также то, что канцелярия премьер-министра Израиля назвала попыткой «дестабилизировать Ближний Восток» — поскольку призыв к демократизации региона, по их мнению, мог лишь распалить беспорядки у наших соседей.

Однако сейчас все немного иначе. Байдена Нетаниягу неоднократно называл  «близким другом Израиля» и совершенно ясно, что он отличается в своих воззрениях от Барака Обамы. Вполне вероятно, что Байден не вернет посольство, которое Трамп перевел в Иерусалим, назад в Тель-Авив. Маловероятно также, что он отменит признание суверенитета Израиля на Голанских высотах. Однако он однозначно выступает против расширения строительства в поселениях, намерен вернуться к ядерной сделке с Ираном и не собирается делать вид, что ничего не происходит, когда в арабских странах расчленяют журналистов.

Сближение Израиля с Россией также создает дополнительный потенциал для напряженности. Не все в Вашингтоне довольны тем, что израильская и российская армии координируют свои операции в Сирии, и считают, что ближайшему американскому союзнику не следует так тесно сотрудничать с Москвой. В последние годы США давали Израилю самим принимать решения по этому вопросу, но американское давление на тему чрезмерной близости Нетаниягу к Путину может и вернуться в каденцию Байдена, равно как и давление по другим спорным вопросам.

Официально миссия Байдена, конечно — уменьшить участие США в делах Ближнего Востока. Тем не менее, он стремится не дать России использовать свои позиции на Ближнем Востоке во вред интересам американцев. Он также вынужден принять на себя миссию удерживать Иран от перехода к ядерному оружию; не отталкивать старых и новых союзников; стабилизировать ситуацию в регионе, но не сотрудничать с преступными автократиями; успокоить израильтян и при этом принимать активное участие в палестино-израильском урегулировании. Все это нетривиально, и поэтому, несмотря на всю сосредоточенность Байдена на внутренних вопросах, ему неизбежно придется иметь дело с Ближним Востоком

Этим летом камнем преткновения между Израилем и США стало решение премьер-министра Израиля Биньямина Нетаниягу объявить об аннексии еврейских поселений на Западном берегу. С 2009 года, когда Нетаниягу вновь занял пост премьер-министра, до конца 2018 года об аннексии поселений говорили лишь ультра-правые партии. Все это время Нетаниягу выступал против аннексии, которая казалась ему опасной авантюрой, способной разжечь пламя ненависти к Израилю во всем регионе. Нетаниягу блокировал законопроекты, предлагающие аннексию Маале-Адумим, стратегического значения Е1 или Иорданской долины, на протяжении многих лет, не придавая значения критике своих оппонентов справа. Но этим летом по причинам внутренней политики, чтобы не сказать – личным, «табу» с вопроса аннексии поселений для Нетаниягу снято. И хотя проект аннексии был заморожен под влиянием новых израильских партнеров – ОАЭ, сам факт того, что тема поднялась на повестку дня премьер-министром, «дал зеленый свет» для лидеров поселенцев. Сегодня обсуждается закон Бецалеля Смотрича о узакониваниии «молодых поселений», то есть незаконных форпостов, и другие, не менее опасные планы, вынашиваются Советом Иудеи и Самарии. Если после выборов в марте будет создана правая коалиция, и план аннексии снова станет реальной перспективой, будущее поселений будет зависеть лишь от внешнего давления, и в первую очередь от президента США.

Вопрос о том, оправдан ли поселенческий проект соображениями безопасности, уже не актуален, даже когда речь идет о так называемых «стратегических поселениях» Иорданской долины. Поэтому можно смело заявлять, что аннексия может иметь лишь политические и идеологические цели и причины. В действительности израильтяне, живущие в глубине Западного Берега, мешают силам безопасности выполнять свою задачу по борьбе с террором.

«ЦАХАЛ может защитить Израиль и его границы без использования поселений», утверждает, к примеру, бывший командующий Центральным округом генерал-майор запаса Гади Шани. «Напротив: в случае опасности мы будем вынуждены эвакуировать поселения в тыл. Говорят, например, об эвакуации поселений, расположенных возле Сектора Газа в случае очередной конфронтации с ХАМАСом, и так далее. Во время Второй Ливанской войны мы эвакуировали населенные пункты на севере. Существуют планы эвакуации с Голанских высот и других мест. Мы не хотим, чтобы гражданские оказались на линии фронта» *.

Изначальной целью оккупации Западного Берега было создание буферной зоны на случай вторжения с востока Ирака или Иордании. Опираясь на опыт Войны за Независимость и Шестидневной войны, правительство стремилось к расширению узкой центральной части Израиля и обеспечению возможности сдержать вражеские силы до того, как они достигнут границ страны.

Из-за геополитических изменений, произошедших на Ближнем Востоке, эти угрозы больше не существуют. После подписания мирного договора в 1994 между Израилем и Иорданией установился стабильный мир. Оккупация Ирака в 2003 международной коалицией во главе со США сделала нерелевантной угрозу со стороны Ирака. Главная угроза Израилю все еще исходит с востока – от иранских баллистических ракет – но контроль над Западным Берегом не решает эту проблему**. Вывод: причины аннексии по соображениям безопасности более нерелевантны.

«Считать поселения преимуществом в вопросе безопасности – анахронизм. Это было релевантно до создания Израиля, когда не было четких границ и важно было захватывать территории. В первые десятилетия существования Израиля у нас не было тех оборонных технологий, какие есть сегодня. Стране, у которой в каждый момент действуют три спутника, огромный отдел технологической разведки (8200) и много других служб разведки, совершенно нет смысла сидеть на том или ином холме ни с точки зрения обороны, ни с точки зрения эффекта сдерживания. Армия обнаружит наземное вторжение задолго до появления первого танка и безусловно не станет терпеливо дожидаться на границе, чтобы начать контратаку. С боевой мощью, которой сегодня располагает ЦАХАЛ, он может предотвратить массированное вторжение с востока задолго до того, как вражеские войска достигнут границы. Даже если при маловероятном сценарии наземного вторжения на Западный Берег, гражданские поселения никак не помогут предотвратить или сдержать нападение”, — утверждает майор военной разведки Авишай Бен-Сассон Гордис. Подобную точку зрения высказывает множество других военных чинов.

На данный момент, лучшей стратегией Израиля в контексте отношений с администрацией президента Байдена, станут шаги в сторону возобновления переговоров с палестинской стороной. Как в этой ситуации поведут себя поселенцы и как это повлияет, в свою очередь, на международную ситуацию вокруг поселений – покажет будущее.

*Interview with Carolina Landsmann, “The Art of Occupation, According to Israeli General Gadi Shamni”, Ha’aretz, 15 Oct. 2016, http://www.haaretz.com/israel-news/.premium-1.747349)

**Asaf Simhoni, “Strategic depth and the Eastern front”, (Tel Aviv: Tel Aviv University, 2006), p. 31-32 (Hebrew))

Документ составлен на основе материалов сайта Молад (в переводе Анны Кац) и публикаций журналистки и арабистки Ксении Светловой.

Комментарии

Scroll To Top