News
You are here: Home » Home Page Projects » Расизм в Израиле: обыкновенный, и не очень

Расизм в Израиле: обыкновенный, и не очень

Михаил Ривкин

Iosi Iona

Профессор Йоси Йона

На вопрос, есть ли расизм в Израиле, большинство граждан страны ответят, скорее всего, недоуменным пожатием плеч. Да, есть у нас факты дискриминации представителей восточных общин, выходцев из СНГ и Эфиопии, не говоря уже об арабах, но разве это называется словом расизм? Автор книги «Расизм в Израиле», профессор Университа Бен-Гуриона в Беер-Шеве Йоси Йона, полагает, что все эти явления вполне подпадают под определение расизма, и что названием своей книги он обозначил одну из самых болезненных проблем израильского общества. Презентации этой книги была посвящёна общественная дискуссия в Центре Сюзан Далал в Тель-Авиве, которая состоялась 3 мая. Сама книга, на днях вышедшая из печати, стала результатом двухлетнего проекта института Ван-Лир, в котором принимало участие 12 исследователей в сферах социологии, демографии, политологии.

 Открывая вечер, Йоси Йона подчеркнул, что книга это не столько описание самого феномена расизма, сколько попытка понять, почему это явление до сих пор ускользало от внимания академического мира, почему не было ни одного серьёзного исследования, посвящённого этой теме. Что касается самого феномена, то наряду с расизмом биологическим, о котором мы достаточно наслышаны, следует говорить и о расизме культурологическом. Приписать человека к отсталой, неполноценной культуре – это тоже расизм.

Тали Катиано, представитель юридического центра против дискриминации «Тмура», предложила иную классификацию проявлений расизма. Существует «вульгарный расизм» или «расизм старого типа», т.е. открытое проявление дискриминации по расово-культурному признаку. Такой расизм сравнительно легко отследить, и, в каждом конкретном случае, против него можно бороться. Было проделано несколько тестирующих экспериментов на выявление расистских настроений в тех или иных фирмах и учреждениях. Известен пример, когда молодой человек послал свою трудовую биографию в «Таасия Авирит» и указал своё подлинное, явно сефардское имя. Никакого ответа не последовало. Выждав месяц, кандидат послал абсолютно ту же самую трудовую биографию, но имя указал типично ашкеназийское. Через полчаса ему позвонили и пригласили на собеседование.

К этой же категории расизма относится и недавний скандал в школе «Бнот Эммануэль», которая проводила в открытую политику разделения между сефардскими и ашкеназийскими девочками: у них была разная форма одежды, разные часы занятий и отдыха.

Именно против таких, явных и очевидных, проявлений расизма, направлен Закон о равенстве возможностей 1988 года. В соответствии с этим законом, если лицо или организация допускает различное отношение к представителям различных этно-культурных групп, это является основанием для юридического преследования. Правда, и в этих случаях нелегко бывает доказать, что основанием для дискриминирующего отношения послужила именно этническая принадлежность.

yefet-tlv

Яэль бен Яфет

Однако наряду с таким откровенным расизмом всё больше даёт о себе знать расизм латентный, скрытый. Никаких явных фактов дискриминации вроде бы нет, но статистический анализ достижений различных общинных и этнических групп указывает на явное неравенство результатов. Многочисленные исследования в сфере занятости и образования указывают на явное и устойчивое неравенство результатов, достигнутых арабами, представителями восточных общин, выходцами из Эфиопии. И это красноречиво свидетельствует о дискриминации в отношении указанных групп населения.

Адвокат Йоэль Бен Яфет, представитель организации «Кешет ха-демократит ха-мизрахит», член Городского Совета Тель-Авива, сказала, что сексизм, мужской шовинизм, это тоже разновидность расизма. В основном, её выступление было посвящено неравенству между Северным и Южным Тель-Авивом  в сфере школьного образования. С одной стороны, в Южном Тель-Авиве резко преобладают профессиональные школы. С другой стороны, если выходец из Южного Тель-Авива переезжает в северные районы, то его шансы получить аттестат зрелости резко снижаются.

Gafar Parah

Джафар Парах

Джафар Парах, представитель организации «Мусауа», посвятил своё выступление стратегиям и формам борьбы против расовой дискриминации. Он вспомнил добрые страрые семидесятые, когда движения «Чёрные пантеры» и «Шатры» привлекали огромные массы недовольной сефардской молодёжи. Первое движение исчезло бесследно, второе ещё существует, но не имеет никакого реального влияния. По словам Дж. Муфара, Ш. Перес «задушил его в своих медвежьих объятиях». Только получив политическое представительство, общественные организации могут добиться реальных результатов.

Дж. Парах высказал очень интересную идею о том, что могло бы стать объединяющим фактором всех дискриминируемых меньшинств. Нужно перейти от «ментальности угнетения» к «ментальности освобождения». Нужно обрести принципиально новую идентичность – идентичность гордых сынов своей страны. Обращаясь к остальным участникам встречи, оратор сказал: «У нас принципиально разные исторические нарративы, но эти нарративы должны вступить в конструктивный диалог, должны стремиться к миру и сосуществованию».

Ави Маспин, пресс-секретарь Союза Выходцев из Эфиопии, начал с трогательного напоминания о том, что 2.400 лет эфиопские евреи жили практически в полной изоляции от остального еврейского мира, но никогда не теряли своей еврейской гордости и надежды на возвращение в Страну Израиля. В 1985 году «операция Моше» разрушила эту гордость и эту надежду. Дважды выходцы из Эфиопии подверглись наиболее грубым оскорблениям. В 1986 году Раввинат пытался навязать им всем обязательный гиюр, но под давлением массовых демонстраций это требование было отменено. Десять лет спустя, в 1996 году, ещё более массовые демонстрации прошли в ответ на решение Министерства Здравоохранения уничтожить все порции крови, полученные от эфиопских доноров. В качестве причины этого решения чиновники министерства указывали на высокую долю ВИЧ-инфицированных среди новых репатриантов из Эфиопии. Но ведь многие доноры родились или прожили большую часть жизни в Израиле. Кроме того, кровь можно было использовать не для прямого переливания, а для других медицинских нужд.

По мнению  Ави Маспина, наиболее эффективным решением проблемы дискриминации является активное внедрение представителей дискриминируемого меньшинства в правящие элиты. И некоторые успехи на этом пути уже есть: всё больше эфиопских журналистов, общественных и политических лидеров. Если лет десять назад эфиопская молодёжь выражала свой протест против дискриминации уходом в афро-американскую культуру США, то сегодня, наоборот, она стремится войти в израильский культурный мэйн-стрим. Но и мэйн стрим должен стать мультикультурным. Нужно изучать культуру евреев Эфиопии в каждой израильской школе.

В целом, вечер получился очень интересным. И хотя каждый говорил о наболевшем, торопился высказать сразу все претензии истеблишменту, в целом обстановка была доброжелательная. Выступавшие внимательно слушали друг друга, выражали взаимную симпатию и готовность помочь в противостоянии расовым предрассудкам. Четверо выступавших представляли различные дискриминируемые меньшинства, но за столом дискуссии явно недоставало пятого – представителя репатриантов из СНГ. Надеемся, что на следующей такого рода конференции его пригласить не забудут.

Комментарии

Scroll To Top