News
You are here: Home » Проекты » Проект «Безопасность Израиля» » Проект «Безопасность Израиля» » Секуляристы и исламисты – борьба за влияние на Ближнем Востоке

Секуляристы и исламисты – борьба за влияние на Ближнем Востоке

По прошествии десятилетия после “арабской весны” можно с уверенностью сказать, что секуляристы и исламисты борются в первую очередь за власть. Новый нарратив свободы и социальной справедливости пока не сформировался, и образовавшуюся пустоту заполнили процессы, которые могут навредить в долгосрочной перспективе. Как это влияет на положение Израиля на Ближнем Востоке?

 Десять лет, прошедшие после “арабской весны”, позволяют наконец оценить порожденные ей долговременные процессы. Бросается в глаза разрыв между требованиями повстанцев, мечтавших о справедливом демократическом обществе, и режимами, которые правят сегодня в большей части государств, захваченных “арабской весной”, и имеют с этими требованиями очень мало общего.

Есть мнение, что перевороты не достигли своей цели из-за раскола между секуляристами и исламистами, который привел к политической нестабильности на этапе свержения власти и помешал созданию демократического общества.

В своей публикации для “Аль-Джазиры” египетский журналист и аналитик Хашам Джафар оспаривает эту точку зрения и утверждает, что еще в первую волну протестов за противостоянием секуляристов и исламистов фактически скрывались глубинные разногласия, приведшие к расколу наций после массовых протестов.

Первым делом Джафар разъясняет понятия секуляризма и исламизма в настоящем контексте. Секуляризм – в понимании автора – стремится адаптировать ислам к нормам современной жизни, ограничить его влияние на частную жизнь людей и место религии в общественном пространстве.

Исламизм, в свою очередь, является не синонимом ислама, но мировоззрением, носители которого строят политику и общественную жизнь на основе законов шариата. Таким образом, два этих мировоззрения не противостоят друг другу: цель обеих идеологий – изменить отношения религии и общественного пространства, при этом рациональные доводы постоянно смешиваются с религиозными мотивами.

В чем выражалось противостояние секуляристов и исламистов во время событий “арабской весны”, вокруг чего оно происходило? Джафар цитирует докторскую диссертацию Мухаммеда Афана, посвященную этому противостоянию на переходном этапе переворотов в Египте и Тунисе – между свержением старого режима и установлением нового.

Афан отмечает идеологические разногласия сторон в вопросах касательно будущей конституции: какой будет роль ислама в основном законе страны? Должна ли конституция строиться на законах шариата? Насколько важно уважение к правам человека и свободе вероисповедания? И так далее.

Джафар, в свою очередь, склонен считать, что борьба между секуляристами и исламистами была и остается прежде всего политической, а не идеологической. Обе стороны, оценивая расклад сил, не чужды опасениям и не всегда способны отделить религиозные чувства от политических соображений. Журналист считает, что борьба за роль шариата в конституции носит именно политический (стремление к власти), а не религиозный характер.

Это особенно ярко проявилось во вторую волну протестов, когда обе стороны делали упор не на идеологию, а на прагматические и политические вопросы. Если в первую волну исламисты боролись против существующего режима, то во вторую волну протестов, например, в Ливане, Судане и Ираке они уже находились у власти либо поддерживали ее. Это переросло в противостояние разных исламистских течений, что лишний раз доказывает, что политика для них важнее приверженности религии.

В политике именно подход прагматиков, как правило, оправдывает себя экономически и социально. К примеру, в Турции вплоть до коронакризиса сохранялась относительная экономическая и политическая стабильность — ввиду более или менее устойчивого равновесия между про-исламистскими силами и сторонниками светского развития страны.

Множество предпосылок для переворота

События “арабской весны” стали судьбоносными для истории. Акции протеста стремились представить новый нарратив: если в центре мировоззрения 20-го века было суверенное государство, в котором властвуют секулярные и исламистские движения, то общество 21-го века должно строиться на принципах свободы и справедливости. Этот подход не сформировался до конца, и цели тех, кто его продвигает, не вполне понятны. Возникающую в результате пустоту, как объясняет Джафар, неизбежно заполняют процессы, которые могут навредить в долгосрочной перспективе.

У событий “арабской весны” было множество разных предпосылок, и ее активистов волновали самые разные и тесно связанные друг с другом аспекты жизни: политика, общество, экономика, милитаризм. Этим объясняется невозможность сформулировать конкретную идеологию, без которой протесты не достигнут цели.

Переговоры переходного этапа практически не затрагивали темы экономики и социальной справедливости, несмотря на то, что именно эти проблемы были главным катализатором протестов. Более того, после свержения старого режима его структуры сохранили свое влияние (пример – египетский Высший совет вооруженных сил). Это привело к расколу между политическими структурами, зависящими от старого и нового режимов.

В результате раскол может наступить и внутри самих секуляристов и исламистов, которые уже делятся на приверженцев старой и новой власти. Джафар не боится утверждать, что именно это несогласие между секуляристами и исламистами затормозило революционные процессы в Египте и вернуло влияние реакционным силам. Совет вооруженных сил, преданный старому режиму, умело использовал раскол, чтобы удержаться у власти.

Джафар видит определенное сходство между секуляризмом и исламизмом: власть волнует тех и других сильнее, чем общества. Для исламистов важна власть, основанная на законах шариата, секуляристы же считают традиции своего народа отсталыми в сравнении с современной культурой и надеются изменить это, придя к власти. В спорах на тему конституции ни разу не затрагивался вопрос – каким будет общество после переворота, как оно будет строить демократию.

Все это, по мнению Джафара, доказывает, что конфликт двух упомянутых идеологий был лишь прикрытием для более глубинных конфликтов, таких как борьба политики, зарождающейся в низах, и формирующихся политических структур, как противостояние централизованной и местной власти, политических соглашений и социально-экономических реформ.

Именно это затрудняет создание демократии в арабских странах. Следовательно, остается актуальным вопрос: имеет ли смысл говорить о конфликте секуляризма и исламизма, если обе стороны осознают, когда на их действия влияют культурно-религиозные мотивы, а когда – политические интересы?

Объединение и раскол – израильские арабские партии

«Объединённый список» был сформирован перед выборами 2015 года как союз основных арабских партий Израиля: Хадаш, (еврейско-арабская коммунистическая партия) БаладТааль и РААМ (южная ветвь Исламского движения). Северный филиал Исламского движения осудил создание этого избирательного списка.

Соглашение между партиями было подписано 22 января 2015 года, это был первый раз, когда все основные израильские арабские партии выступили единым списком. В последствии партия раскололась по тому же принципу: исламисты (Раам) против секуляристов (Хадаш, Таал и БАЛАД). Все же им удалось объединиться вновь, вплоть до января 2021 года, когда партия Раам баллотировалась самостоятельно. На выборах в марте 2021 года Раам удалось войти в Кнессет параллельно с Объединенным списком. После выборов отношения между арабскими политиками потеплели, возможно, новое объединение не за горами. Несмотря на огромные идеологические противоречия, все арабские израильские политики видят свою цель в противостоянии расизму и оккупации, и в продвижении гражданского равенства израильских арабов.

Что касается участия в израильской политике, то ни Объединенный список, ни РААМ не порекомендовали президенту ни одного кандидата на пост главы правительства, в отличие от предыдущих выборов, когда Объединенный список, со 15 мандатами, которые он тогда имел, порекомендовал поручить формирование правительства  Бени Ганцу. На этот раз Объединенный список с самого начала сообщил, что входящая в его состав партия БАЛАД никого не будет рекомендовать, а партии ХАДАШ и ТААЛ будут рекомендовать кандидатуру Яира Лапида, но только в том случае, если он получит 55 рекомендаций от других партий, то есть если их рекомендация будет решающей. Однако, в день совещания у президента, ХАДАШ объявила, что не будет рекомендовать никого, потому что Лапид склоняется к идее формирования ротационного правительства с Нафтали Беннетом, и это для неё такая же «красная черта», как сотрудничество с Нетаниягу.

Выборы в ПА: ослабление умеренных и секуляристов, укрепление исламистов

Ровно через два месяца после голосования в Израиле, на выборы отправятся палестинцы – жители Западного Берега и Газы. В Иерусалиме пока транслируют месседж, что выборов в Автономии нет и не будет, ведь они столько раз откладывались, а ФАТХ и ХАМАС не в состоянии договориться ни о чем.

И все же шанс на то, что палестинские выборы состоятся существует. По мере того, как проходит время, даже сами палестинцы начинают верить в то, что впервые с 2006 года в Автономии пройдут парламентские (22 мая) и президентские (31 июля) выборы. Ксения Светлова, арабист и журналистка, пишет на сайте РеЛевант, что по данным института по изучению общественного мнения в Рамалле, во главе которого стоит д-р Халиль Шкаки, если бы выборы состоялись сегодня, то 38% палестинцев поддержали бы на выборах лидера ХАМАСа Исмаила Ханию, и всего 34% — Абу-Мазена.

Даже если предположить, что шансы на проведение выборов и победу на них ХАМАСа минимальны, Израиль обязан начать готовиться к этому сценарию. Когда в Мукате вдруг будут восседать палестинские исламисты, будет поздно что-либо предпринимать – придется иметь дело с безраздельной властью ХАМАСа над всеми палестинскими территориями. Следует здраво оценить происходящее, с попустительства Израиля, на палестинской арене: а именно, ослабление умеренных и усиление исламских радикалов.

 Основано на материалах сайтов «Сиха мекомит», «Форум регионального мышления» (проект «Офек»), института Ван-Лир и сайта РеЛевант.

Комментарии

Scroll To Top