News
You are here: Home » Проекты » Проект «Безопасность Израиля» » Проект «Безопасность Израиля» » Следует сменить концепцию по поводу иранской атомной бомбы

Следует сменить концепцию по поводу иранской атомной бомбы

Колебания в иранской правящей верхушке породили политику «балансирования на грани»: держаться на расстоянии от нескольких месяцев до года от создания ядерного оружия, но не стремиться к атомной бомбе любой ценой.

Израиль и Соединённые Штаты на протяжении десятилетий ведут как тайную, так и открытую деятельность с целью сорвать или хотя бы затормозить ядерную программу Ирана. Используется широкий ассортимент средств, который включает в себя, согласно различным публикациям, диверсии против объектов и оборудования, ликвидацию учёных, кибервойну, дипломатическую борьбу и введение санкций, которые наносят серьёзный ущерб экономике страны.

Ровно месяц назад, 13 июля, исполнилось пять лет с момента заключения «ядерной сделки» между шестью державами и Ираном, срок действия которой продлится до 2025 года. При этом на протяжении последнего времени в Иране произошла череда взрывов и пожаров на ракетных объектах, электростанциях, промышленных предприятиях и, что наиболее важно, в лабораториях по обогащению урана в Нетензе.

На некоторых объектах на территории предприятия по обогащению урана взорвалась мощная бомба (по другой версии, причиной пожаров стала кибератака), которая нанесла серьёзный ущерб усовершенствованным центрифугам. Диверсионную атаку некоторые аналитики считают тайной операцией израильской разведки, возможно, проведённой в сотрудничестве с американской разведкой.

Согласно сообщениям из разных источников, ущерб, нанесённый центрифугам, задержит возобновление их работы примерно на год, и, соответственно, на такой же срок будет приостановлена ядерная программа Ирана. Если на самом деле «Моссад» и военная разведка ЦАХАЛа несут ответственность за эти взрывы и пожары, устроенные, возможно, в результате совместных действий с подпольными иранскими организациями, это, безусловно, серьёзное достижение Израиля, но оно носит тактический, а не стратегический характер.

Аятоллы — против

Согласно иранским публикациям, которые не были подтверждены сколь-нибудь убедительными доказательствами, утверждалось, что сам аятолла Хомейни выступал против разработки ядерного оружия, что он считал его средством ведения войны, противоречащим исламскому прав. Аятолла Хаменеи, в свою очередь, в 2013 году издал фетву (религиозное постановление, основанное на принципах ислама и на прецедентах мусульманской юридической практики) о запрещении ядерного оружия. Официальный Тегеран тогда заявил, что решение духовного лидера Исламской Республики призвано раз и навсегда поставить точку в дискуссии на тему разработок страной атомного оружия. Но, как минимум, отношение к вопросу в Иране было и остается амбивалентным.

Как бы то ни было, после смерти Хомейни в 1989 году его преемник Али Хаменаи возобновил ядерные разработки. С тех пор они продолжается, несмотря на помехи, чинимые Израилем и Соединёнными Штатами, и, несмотря на осуждение и противодействие со стороны большей части международного сообщества.

После санкций, наложенных на Иран, и на фоне израильских угроз атаковать его военные объекты, Иран в 2015 году согласился подписать ядерное соглашение с пятью державами. Соглашение, против которого в своё время выступал глава правительства Биньямин Нетаниягу, было подписано сроком на десять лет. Оно налагает на Иран довольно жёсткие ограничения, и эта страна выполняет свою часть договорённости. Некоторое время спустя, израильская разведка пришла к выводу, что Ирану потребовалось бы лишь около трёх-шести месяцев до момента производства своей первой ядерной бомбы, и «ядерная сделка» затормозила иранские ядерные разработки на срок до трёх лет.

И, тем не менее, несмотря на трудности, которые вставали на его пути, Иран на самом деле никто ни от чего не «сдерживает», и эта страна продолжает разрабатывать свой план по созданию ядерного оружия в темпе, меняющимся в зависимости от изменения обстоятельств.

Возможно, пришло время отказаться от концепции, согласно которой Иран стремится создать ядерное оружие любой ценой?  Беглый взгляд на историю производства ядерного оружия показывает, что все 11 стран, которые хотели создать свою атомную бомбу, достигали поставленной цели в срок от трёх до десяти лет. В этот список стран входят кроме прочих стран, Израиль (по данным зарубежных публикаций), Индия, Пакистан и Северная Корея. Две страны, Южная Африка и Украина, добровольно демонтировали своё атомное оружие.

В этом свете трудно понять, как Иран, который уже обладает значительными научными разработками, который хитроумными путями приобрёл ядерные технологии, и чей общий уровень науки и технологии довольно высок, вот уже около 30 лет не в состоянии создать собственную атомную бомбу?

Возможно, нам стоит осознать: Иран, если бы он этого действительно захотел, мог бы давно создать ядерное оружие, но по каким-либо причинам руководство страны этого не хочет. Примерно через полтора года после исламской революции 1979 года, которая привела к власти Рухоллу Хомейни, на территорию Ирана вторгся Ирак. Иранские лидеры были вовлечены в кровопролитную войну, которая длилась около восьми лет, и обе участвовавшие в ней стороны заплатили высокую кровавую цену – около одного миллиона человек. Напомним, что в ходе войны Ирак применил против иранских солдат химическое оружие. И, тем не менее, на том этапе иранские лидеры не ставили своей целью создание ядерного потенциала.

Выход США из сделки спровоцировал эскалацию?

С тех пор, как президент США Дональд Трамп вышел из «ядерной сделки» и возобновил экономические санкции, Иран предпринимает контрмеры, такие как возобновление развития усовершенствованных центрифуг. Это серьёзные нарушения, но однако же Иран не вышел из соглашения и не «рвётся на всех парах» к обладанию ядерным оружием. Отметим, что остальные четыре государства (кроме США), подписавшие договорённость, не торопятся её денонсировать.

«Иран никогда не будет стремиться к созданию ядерного оружия, вне зависимости от наличия или отсутствия соглашения о его ядерной программе», заявил 22 января 2020 года Роухани, призвав европейские страны — участницы Соглашения «избежать ошибки» Соединённых Штатов.

«Мы никогда не стремились к ядерному оружию. С ядерной сделкой или без неё, мы никогда не будем стремиться к ядерному оружию. Европейские державы будут нести ответственность за последствия нарушения договора», — заявил Роухани.

В другом заявлении правительства Роухани указывалось, что Исламская Республика впредь не будет соблюдать установленные СВПД ограничения на уровень обогащения урана, объёмы его накопления и проведение исследований в ядерной сфере. Тем не менее в иранской столице подчеркнули, что продолжают «отказываться от возможности создания собственного ядерного боезаряда, оставаясь в Договоре о нераспространении ядерного оружия и следуя известной фетве верховного руководителя ИРИ аятоллы Саида Али Хаменеи».

Вывод:

Необходимо продолжать международное и экономическое давление и тайную борьбу против Ирана, но при этом нужно понимать, что Иран не принял ещё окончательного решения и в руководстве этой страны ведутся споры о том, действительно ли ядерное оружие столь необходимо.

Иранское руководство понимает на примере Северной Кореи, что ядерный потенциал является гарантией выживания режима и щитом, спасающим от иностранной интервенции.  Но при этом в Тегеране отдают себе отчёт и в том, что создание атомной бомбы не только вызовет ярость со стороны Израиля и Запада, но и будет крайне отрицательно воспринято дружественными державами – Россией и Китаем.

При таком развитии событий, экономический бойкот против Ирана будет усилен и его последствия больно ударят по населению. Иран может превратиться в страну-изгоя, такую, как Северная Корея. Кроме того, противники Ирана на Ближнем Востоке – Саудовская Аравия и Турция тоже будут вынуждены заняться созданием своего ядерного оружия.

Все эти колебания в иранской правящей верхушке породили политику «балансирования на грани»: держаться на расстоянии от нескольких месяцев до года от создания ядерного оружия. Тем не менее, в данный момент создание реального ядерного военного потенциала, видимо, в Иране исключено.

Комментарии

Scroll To Top