News
You are here: Home » Home Page Projects » Борьба полов за зарплату

Борьба полов за зарплату

Ольга Бирман

Тот факт, что в Израиле труд женщины стоит дешевле, чем труд мужчины, навряд ли кого-нибудь удивит. Так обстоит дело во всем мире, вот уже много веков. Кроме разве что небольшого перерыва на матриархальный палеолит, хотя там, конечно, довольно сложно вычислить, сколько стоил чей труд в пересчет на кости и шкуры . Зато в современном мире такие подсчеты делаются элементарно, производятся регулярно, и в статистику можно смотреться, как в зеркало. Однако Израилю, с этого ракурса, пожалуй, лучше на себя не смотреть. Как показал опубликованный недавно отчет Всемирного экономического форума, по уровню экономической дискриминации женщин мы занимаем 130 место из 142 возможных. И это не потому, что израильтянки работают меньше других — по уровню участия женщин в экономике мы на 36-ом месте. И даже не потому, что их интересы защищать некому — в политике и на руководящих должностях они тоже представлены относительно неплохо — 60-е место. Это… на самом деле, я не знаю, почему. Но, может быть, знает юрисконсульт «Женского лобби» Дана Наор?

гендерное равенство

Дана, скажите пожалуйста, вы можете как-то объяснить эту удручающую картину?

— Отчасти могу. Дело в том, что в Израиле наблюдается аномалия: у нас есть много замечательных законов, разработанных специально для того, чтобы предотвратить экономическую дискриминацию женщин. В этом смыле мы опережаем очень многие страны. Например, закон об оплачиваемом декретном отпуске, в госучреждениях есть даже так называемая «материнская ставка» (женщина там имеет право работать меньшее количество часов за ту же зарплату), и главное, есть специальный отдельный закон, который категорически запрещает платить женщине меньше, чем мужчине за одну и ту же работу. Есть только одна проблема — все эти законы слишком часто нарушаются. Это происходит во-первых, потому, что очень многие женщины просто не знают о существовании подобных законов, а во-вторых, потому, что государство со своей стороны практически не контролирует их исполнение, а работодатели, зная, что их никто за это не накажет, просто плюют на все ограничения.

Но, может быть, такое большое количество прекрасных законов, которые никем не исполняются, говорит о какой-то более глубокой проблеме?

— Конечно, вы совершенно правы. Третья, и возможно самая главная причина — это отношение общества. Работодатели, в большинстве своем, находятся во власти стереотипов, они уверены, что женщина по определению, худший работник, чем мужчина. Считается, что женщина менее способна, менее целеустремленна, меньше предана своей работе, и что в случае противоречия интересов она всегда выберет семью и детей, а не интересы производства.

Но ведь это и в самом деле так, или я ошибаюсь? Я не имею в виду уровень способностей (здесь, я думаю, объяснения излишни), я говорю о том, что в случае противоречия интересов женщина выберет семью, и это вполне естественно.

— Да, но это должно быть ровно настолько же естественно и для мужчины, любой человек, в некоторых ситуациях, должен предпочитать семью. Это правда, что сегодня женщина чувствует себя более ответственной за дом и детей, чем мужчина. Но это не причина для дискриминации. Уже давно доказано, что все эти стереотипы — миф. Практика говорит о том, что женщины остаются на одном месте работы дольше, они быстрее находят неординарные решения, есть и другие достоинства женщины как работника. Женщина в состоянии совмещать личную и семейную жизнь с карьерой, и общество обязано предоставить ей право выбора.

— Но как можно заставить владельца бизнеса действовать в интересах общества, но при этом в ущерб себе?

— Заставить его соблюдать закон. Для этого нужно, во-первых, усилить контроль, а во-вторых, ужесточить меры наказания. Нужно, чтобы штраф за нарушение этих законов был не символическим, а сильно бьющим по карману, а в некоторых случаях должна быть предусмотрена даже уголовная ответственность.

То есть вы хотите сказать, что экономическое равенство можно насадить только силой?

— Конечно,нет, паралельно необходимо вести активную разъяснительную работу: сделать правовую информацию более доступной для женщин, проводить общественные кампании и так далее. Но изменения общественных установок — это кропотливая работа, которая отнимает многие годы. И поэтому, да — на данном этапе государство должно действовать жестко, может быть, даже агрессивно. Это ведь еще и замкнутый круг: пока не изменятся стереотипы, женщина не сможет полноценно работать и зарабатывать без дополнительной помощи, а пока она не получит возможность проявить себя на равных с мужчиной — не изменятся стереотипы и привычки.

— Но вы забываете, Израиль — страна особенная. Как бы сильно мы не стремились быть похожими на развитые западные страны, мы не можем игнорировать тот факт, что один из крупнейших секторов населения — это религиозные евреи, которые живут по своим собственным правилам и понятиям, и они, мягко говоря, далеки от идеи феминизма. Может быть, мы просто не должны вообще применять к себе те же критерии, что западные страны?

— Прежде всего, речь идет отнюдь не только о западных странах. В общем рейтинге того же отчета мы занимаем место между Гвианой и Чили.

Но я хочу сказать другое: светским израильтянам очень удобно сваливать вину на ультраортодоксов. Считать, что шовинизм по отношению к женщине — удел исключительно религиозных, это грубая и повсеместная шибка. Напротив, если в светском обществе изменения к лучшему происходят чрезвычайно медленно и стоят неимоверных усилий, то в секторе, который принято называть «кипот сругот», сегодня происходит настоящая революция.

И в заключение, вы говорили о том, «кто виноват» и даже «что делать», остается вопрос — как? Как сделать так, чтобы женщины стали получать за ту же самую работу, пусть даже не наравне с мужчинами, но хотя бы не 33% меньше, как это происходит сейчас, а только на 15%? Такое вот скромное пожелание.

— Бороться. Звучит банально, но это так. Не важно, как и почему сложилась нынешняя ситуация, но она удобна и выгодна мужчинам. Они свои преимущества без боя не отдадут. Для этого не нужно объявлять себя феминисткой, это не вопрос идеологии, это вопрос элементарной справедливости и базовых человеческих прав.

РеЛевант

Комментарии

Scroll To Top