News
You are here: Home » Home Page Projects » Марио Варгас Льоса: Мыслитель для XXI века

Марио Варгас Льоса: Мыслитель для XXI века

Журналистика Жана-Франсуа Ревеля была правдивой и ясной. Он излагал свои мысли в доступной для самых простых читателей форме, сохраняя при этом точность, привлекательность и оригинальность.

Творчество Жана-Франсуа Ревеля (1924-2006) не сводится исключительно к 26 написанным им книгам, которые охватывают не только политические, а также философские, художественные, исторические, литературные, информационные и гастрономические вопросы. В сотнях статей, опубликованных им в таких журналах, как  L’Express и Le Point y Commentaire, автор затрагивает наиболее острые проблемы современности, как бы пропуская их через себя.

Ревель закончил одно из лучших учебных заведений – Высшее педагогическое училище, где был учеником Луи Альтюссера. Однако после работы преподавателем в Мексике и Италии он решил заняться журналистикой, и именно благодаря ему она достигла во Франции того же великолепия, которым обладала ранее в Великобритании и Испании, благодаря  Джорджу Оруэллу и Ортеге-и-Гассету.

Почему он выбрал этот путь? Думаю для того, чтобы расширить рамки читательской аудитории и, возможно, чтобы не погрязнуть в демагогии, тщеславном словоблудии, которым страдали некоторые философы его эпохи и которое он заклеймил во второй своей книге «При чем тут философия?» (Pourquoi des philosophes), написанной в 1957 году. Его журналистика была правдивой и ясной, он излагал свои мысли в доступной для самых простых читателей форме, сохраняя при этом точность, привлекательность и оригинальность хороших литературных текстов. Но все же журналистика предполагает тематическую разбросанность и скоротечность. Возможно, именно поэтому, за исключением единичных попыток Пьера Бонсенне (Pierre Boncenne), никто подробно не рассказал о политических взглядах Ревеля и его значении для современной эпохи.

Французский философ Жан-Франсуа Ревель, 1999
Это только что сделал профессор Филипп Буланже (Philippe Boulanger). Тщательно изучив его книги, статьи, переписку и архивы, хранящиеся в Национальной библиотеке Парижа, он написал замечательный очерк, в котором дает целостную картину политических взглядов Ревеля. Повествование разворачивается на фоне острых споров, внутренних и международных кризисов, идеологических конфликтов, холодной войны и краха коммунизма, произошедших при жизни французского мыслителя. Очерк называется «Жан-Франсу Ревель. Либеральная демократия: проверка ХХ веком».

В своем глубоком исследовании Филипп Буланже указывает прежде всего на то, что взгляды Ревеля на политическую деятельность основаны главным образом на постоянном сопоставлении идей с действительностью, на неустанном сравнении известных фактов и их идеологической трактовки, добиваясь, чтобы именно она соответствовала фактам, а не подстраивала исторические события к заранее заготовленным схемам и субъективным тезисам, как это делали марксисты. В силу данного обстоятельства Ревель все больше отдалялся от того типа социализма, который, по его мнению, искажал историю ради оправдания собственной идеологии, опровергаемой самой объективной реальностью.

Но в течение значительного периода своей жизни Ревель считал (и Буланже приводит тому убедительные доказательства), что истинный социализм неотделим от либерализма, а главным упущением французского социализма было то, что он, забыв об этом, подчинился марксизму и стал толкать вперед коммунизм. Именно отсюда возник один из его самых смелых тезисов: коммунизм является самым главным препятствием французского социализма в деле глубокого преобразования Франции и превращения ее в более свободное и справедливое общество. Этим, кстати, объясняется и его восхищение шведским социализмом и немецкой социал-демократией, которые, в отличие от французского социализма, не испытывали комплексов неполноценности по отношению к коммунизму, когда им приходилось выступать в защиту «буржуазной» демократии.

Выступать в защиту либерализма во Франции в те времена, когда на это решились Жан-Франсуа Ревель и Раймонд Арон, означало не только плыть против течения, но и одновременно вступить в конфронтацию и с левыми, и с консервативными правыми, выступавшими к тому же под популистскими и авторитарными знаменами, представленными Пятой республикой и правительством генерала Де Голля. Но Ревель никогда не боялся остаться в изоляции. Убежденный полемист, он, подобно Вольтеру, в течение всей своей жизни выступал против закостенелых догм, которые ему пытались навязать, давая на них лаконичные ответы, вскрывая, с одной стороны, вождизм и антидемократизм режима Де Голля, а с другой – зависимость французских коммунистов от СССР. Он беспощадно критиковал также близорукость и трусость «попутчиков», всех этих социалистов, ратовавших за прогресс, и отказывавшихся признавать существование лагерей с заключенными, несмотря на красноречивые свидетельства, поступавшие на Запад от диссидентов, неэффективность государственной управления экономикой в СССР и КНР, так и не сумевших поднять уровень жизни населения, попрание всех свобод как следствие диктатуры пролетариата и запрет частной собственности.

В своей книге Буланже указывает также, что либерализм Ревеля не страдал перекосами псевдолиберальных экономистов, плохих учеников Август фон Хайека, которые считали свободный рынок решением всех социальных проблем. Ревель был убежден, что для либерала политическая и экономическая свободы неотделимы друг от друга; первая обеспечивает мирное сосуществование людей и соблюдение гражданских прав, а вторая несет с собой экономическое развитие, создает рабочие места и уважает личное право. Но общество никогда не достигнет полной свободы без полноценной культурной жизни, в которой люди могут выразить свое творческие и умственные способности, а также высказать критические замечания.  Для этого необходимо качественное образование, как частное, так и государственное, поскольку оно создает равенство возможностей, так как только в этом случае свободное общество будет при этом еще и равным, достойным и истинно демократическим.

Ревель всегда был убежденным противником любых проявлений национализма и выступал за создание наднационального правительства, единой и открытой миру Европы, постепенную отмену границ посредством расширения торгового и культурного сотрудничества. Обладая врожденной любознательностью и пытливым умом, он проявлял интерес к другим культурам и языкам (сам он знал пять языков). Ревель был одним из лучших знатоков латиноамериканской действительности, которой посвятил немало замечательных очерков. В них он опровергал своих наивных соотечественников, восторгавшихся кастризмом и идеями Че Гевары о создании очагов вооруженной борьбы.

Хотя он и увлекался политикой, но при этом был убежден, что она не должна поглощать всю жизнь человека. В любом случае, его стремление к познанию не ограничивалось политикой, и это делало Ревеля прямым наследником великих традиций западного гуманизма. Он написал историю философии с упором на мыслителей Древней Греции, Древнего Рима и эпохи Просвещения. Рассчитанная на широкий круг читателей, эта книга вызывает такой же интерес, как и приключенческий роман. Его перу принадлежат также изысканные очерки о Прусте и Декарте. С добрым юмором и тонкой иронией автор, не смущаясь, пишет и о своем пристрастии к вкусной еде и хорошим винам.

Мы должны поблагодарить Филиппа Буланже за огромный труд, который он вложил в написание биографии Жана-Франсуа Ревеля, мыслителя и политика. Это своего рода акт признания одного из самых проницательных мыслителей, чьи идеи были незаслуженно отвергнуты и забыты в его собственной стране, которая, несмотря на все провалы и неудачи, упорно двигалась по пути крупной державы, считающей себя вправе вмешиваться в дела других. Причем этот курс поддерживали как левые, так и правые. Теперь этот пробел восполнен благодаря обширной биографии, в которой Буланже раскрывает все богатство, глубину и актуальность идей Ревеля.

Оригинал публикации: Un pensador para el siglo XXI

Перевод inosmi.ru

Комментарии

Scroll To Top